Белясник Петр Никифорович

Ивлев

Кривошеин

Самохвалов Николай Степанович

Смирнов Александр Иванович (автор)

* * *

Принадлежность:

126 иап

Капитан А. Смирнов 

Групповой воздушный бой
// Сталинский сокол 13.11.1942

Летчики нашей части участвовали во многих воздушных боях под Сталинградом. За три недели они сбили несколько десятков вражеских машин, главным образом благодаря тому, что сумели парализовать маневр противника по высоте, к которому немцы прибегают чаще всего. Короткий удар с пикирования с последующим уходом на высоту – излюбленный прием немецкой тактики воздушного боя. Наносить удары сверху и вообще быть вверху – главный козырь противника. Но, как показывает опыт групповых боев, этот козырь оказывается довольно часто битым.

Решающее значение в групповом бою имеет широкий маневр. Мы пришли к выводу, что боевой порядок в парах на увеличенных интервалах и уменьшенных дистанциях дает значительное преимущество в маневренном бою, увеличивает эффективность ударов. В то же время необходимо эшелонировать свои силы по высоте с тем, чтобы встретить противника всюду, парализовать его вертикальный маневр.

Как выглядит это эшелонирование практически? Основная группа истребителей в развернутом строю придерживается высоты, наиболее приемлемой для боя. Одна или две пары истребителей выделяются в ударную группу и следуют с повышением на 500–1000 метров. Основной удар противника, как правило, принимает на себя первая груша. В задачу истребителей верхнего яруса входят сковывание вертикального маневра «Мессершмиттов» путем сбрасывания их вниз методом внезапных атак. Истребители верхнего яруса могут не участвовать в бою, если основной группе удалось связать противника свободным маневром. Их роль в этом случае сводится к наблюдению за воздухом и к пресечению внезапных атак вражеских истребителей, вызванных на подкрепление. Ясно, что в состав ударной группы должны подбираться наиболее опытные истребители.

Свободный маневр группы вовсе не означает растянутого маневрирования машин. Значительный отрыв одного из самолетов пары зачастую ведет к потерям. Маневрирование же пар в группе позволяет всегда держать противника в поле зрения. А маневр всей группы – основа активной атаки.

Маневрирование в паре – несложное дело. Сохраняя скорость и не прекращая наблюдения, летчики нередко меняются мостами. Иное дело – маневр группы. Он необходим в тех случаях, когда противник намеревается атаковать сзади или же с флангов. При развороте на 90 градусов внешняя пара обычно переходит во внутреннюю сторону, а пара, в сторону которой производится разворот, под хвостом ведущего переходит на противоположный фланг. Радиус пар почти одинаковый, и это дает возможность сохранить строй. Разворот на 180 градусов обычно практикуется в сторону, где идет заместитель командира. После проведения маневра он становится ведущим. Подобный маневр обычно производится перед первой атакой.

Так, например, сложился воздушный бои над одним из об'ектов, прикрываемых нашими истребителями. Три пары истребителей шли в основной группе, две пары – во втором ярусе с превышением на 700–800 метров. Командир находился во главе четверки, наблюдая за воздухом и поддерживая радиосвязь с группой. Он первый обнаружил противника и по радио передал команду развернуться. Несколько пар «Мессершмиттов» в растянутом пеленге устремились с пикирования на основную группу наших истребителей. Часть «Ме-109г» осталась в резерве. Шестерка наших машин с набором высоты пошла в лобовую атаку. Это обескуражило немцев. Они рассчитывали нанести удар с фланга и в тот момент, когда наши самолеты следовали в горизонтальной плоскости, но расчеты их не оправдались. В то же время резервную группу вражеских истребителей атаковала, четверка «ЯК'ов», находившаяся наверху. Немцы не видели их, и потому атака оказалась неожиданной. «ЯК'и» сбили два «Мессершмитта», а оставшихся сбросили вниз, в общую группу, в то же время сохранил за собой преимущество в высоте. Как только «Мессершмитты» вырывались вверх, командир немедля наносил удар и не позволял противнику маневрировать.

Немцам был навязал маневренный, изнуряющий бой, в котором наши летчики, несмотря на численное превосходство врага, оказались сильнее и сумели сковать противника. Когда немцы потеряли способность маневрировать по вертикали, они были вынуждены вести бой, который закончился для них потерей шести машин. Противнику, однако, удалась подбить самолет летчика Кривошеина. Случилось это потому, что при маневре летчик оторвался от своего напарника. Вывод ясен: как бы горяч ни был бой, никогда не теряй из вида своего товарища.

Расскажем еще об одном случае, когда противник потерпел поражение, располагая даже большими силами, потаму что не смог обеспечить за собой превосходства в высоте. 7 наших истребителей с курса вступили в бой с 15 «Мессершмиттами». Боевой порядок семерки был рассчитан на широкий маневр. При сближении с противником летчики увеличили интервалы и сумели охватить немецких истребителей глубокой подковой. В первой же лобовой атаке два «Ме-109г» были сбиты. В дальнейшем обстановка сложилась так, что семерка наших истребителей разбилась на две группы. Капитан Белясник стал во главе четверки, а старший лейтенант Самохвалов возглавил тройку. Истребители втянули противника в бой на виражах, но летные качества «Мессершмитта» не позволили маневрировать наравне с нашими машинами, и немцы потеряли еще два самолета. Пятого истребителя сбил летчик Ивлеев в тот момент, когда немец с виража вошел в горку. Через тридцать минут противник вышел из боя.

Групповой воздушный бой может быть успешным в том случае, если продуманно, в зависимости от обстановки, строятся боевые порядки, хорошо отработаны маневр и управление в бою.

Капитан А. Смирнов.
Действующая армия.