Горлаченко Михаил Иосифович

Погорельцев Иван Петрович

Тунгутова Евдокия

Богданов Николай Владимирович (автор)

Н. Богданов 

По Сталинградским дорогам
// Сталинский сокол 27.11.1942

Наш путь проходит через фронтовые сталинградские дороги. И всюду следы только что происшедших здесь сражений.

Навстречу нам двигаются санитарные машины. Несутся радостные возгласы:

– Взято Плодовитое!

– Абганерово наше!

У раненых такие радостные липа, будто кровь на повязках – это знак их отличия. Раны, полученные в победном бою, меньше болят.

Вслед за машинами двигаются странные толпы людей. Их много, они шагают, оживленно размахивал руками, и правофланговые отдают честь, когда мы выходим из машины.

– Вежливые стали, – смеются верховые конвоиры.

Ошеломленный неожиданным ударом наших танкистов, сдался в плен артполк врага. Танки наступали так стремительно, что враг не успел сделать ни одного выстрела.

– Отлютовали звери... Смотрите, что понаделали... – с ненавистью говорит о немцах Евдокия Тунгутова, к которой мы заходим погреться.

– Воровали заодно, а ответ хотят держать порознь, – замечает Евдокия Тунгутова.

Она рассказывает нам историю страданий села Плодовитого. Это история многих городов и сел, в которых побывали озверелые орды фашистских бандитов. Женщина горестно показывает на вырубленные сады:

– Груши у нас были особенные, яблоки какие. Недаром и название у нас – Плодовитое. Сынов у меня шестеро. – Она утирает слезы. – Пятеро на войне.

Шестого фашисты угнали...

* * *

На железнодорожных вагонах немцы написали: «Солдат! До Берлина две тысячи километров. Возврата нет, только вперед!».

Это верно. Возврата нет. Фронт прорван на большую ширину. Между сталинградской группировкой немцев и ее тылами уже такое расстояние, что пройти его невозможно. Единственный путь– это вперед, за Волгу. Немцы мечтали попасть туда. И теперь они попадут, но не победителями. Вот сталинградская переправа, овеянная легендарной славой, унесшая много светлых жизней. Сейчас у переправы стоят немцы. Они дрожат и жмутся, как бараны, боясь ступить на борт баржи. Неприветлива и грозна волжская вода в эту пору.

– Вперед, вперед, – кричат конвоиры. – Мы под вашим огнем на этой барже переправлялись. Н то ничего...

Интересны впечатления бойцов, бывших в эти дни в Сталинграде.

– Немец стрелял, лез вперед и вдруг смолк, словно зверь, которого дернули за хвост. Оскалился и думает: что такое? – рассказывает бронебойщик Иван Петрович Погорельцев. – И мы-то не сразу поняли, что ему капут...

* * *

Штаб. Над картой склонился командир части.

– Меня интересует, – говорит он, – куда немцы бежать будут?

И как бы в ответ на этот вопрос приходит донесение разведки. Она указывает место, к которому передвигается ряд немецких штабов. Оно настолько невыгодно, что люди невольно начинают думать: не хитрость ли это? Но на следующий день выясняется, что никакого обмана нет. Немцы не разобрались в обстановке. Их авиация не смогла произвести разведку, не дала им исчерпывающих фотоснимков. Погода в эти дни мало благоприятствовала действиям авиации. Несколько дней стоял такой туман, что и наша авиация была скована. Однако все же наши геройские «У-2» разведку вели.

Летчики рвутся в бой. Каждый хочет внести свою лепту в дело разгрома врага под Сталинградом.

Но вот высота облачности чуть поднялась. И немедленно же в бой ринулись штурмовики. За день они совершили несколько сот самолето-вылетов. «ИЛ'ы» выполняли сложную задачу. Внешнее кольцо обороны немцы насытили опорными пунктами, зарыв в землю танки группами от 30 до 50 машин. Взаимодействуя с наземными войсками, штурмовики уничтожали вражескую технику и живую силу.

Немцы пытались было помешать действиям «ИЛ'ов». Над полем боя появились немецкие истребители. Но у штурмовиков было надежное прикрытие. Эта попытка стоила немцам нескольких самолетов. В этих воздушных сражениях над полем боя прекрасно показали себя летчики, возглавляемые тов. Горлаченко.

В первый за время наступательных боев летный день над Сталинградом было зарегистрировано всего 83 немецких самолета, из которых 14 сбиты. А наша авиация в этот же день совершила более 400 вылетов и работала без потерь. Но разведчики доносят, что враг усиленно стягивает авиационные части. Впереди – еще большие бои как в воздухе, так и на земле.

* * *

Зверь, конечно, еще не добит. Но железный ошейник стягивается все туже. Уже сейчас пространство, на котором стиснуты немцы, может простреливаться артиллерией. Она неумолчно грохочет. Наступает ночь, и к грохоту артиллерии присоединяются бомбовые удары. Это действуют наши бомбардировщики. Раньше им указывал цель прожектор с восточного берега Волги. Теперь появились прожекторы и на западном. Они скрестились над самой целью, и их голубые лучи висят, как дамокловы мечи, над обреченными головами немцев.

Н. Богданов.
Район Сталинграда.