Пяткин Юрий Александрович

Шкулепов Алексей Пантелеевич

Розинов (Леров) Леонид Моисеевич (автор)

* * *

Принадлежность:

6 гв. шап

Л. Розинов 

Ответ матери
// Сталинский сокол 27.11.1942

В далеком городке Кунгуре Анна Васильевна жила мыслью о сыне. Юрий писал ей аккуратно и часто. II даже тогда, копа впервые был ранен, он не замедлил дать о себе знать.

Потом пришло письмо, что сын поправился и воюет. Но вскоре в материнскую радость вплелось новое горе. Юру ранили второй раз, а потом и третий. Мать стойко перенесла все эти вести. Она перечитывала овеянные суровостью войны письма солдата, и. как живой, вставал перед ней единственный сын – вихрастый, худощавый, голубоглазый.

Каждое письмо сына было большим праздником для Анны Васильевны. Она гордилась Юрием. Сын кровью завоевал право на материнскую гордость. В последнем письме Юрий рассказывал о своем третьем ранении. Было это под Ржевом. В группе штурмовиков-гвардейцев Пяткин пошел штурмовать вражеский укрепленный пункт. Он был уже над самой целью, и бомбы его полетели вниз на немецкие ДЗОТ'ы, когда в кабине раздался оглушительный треск. Снаряд попал прямо в переднее бронестекло. Осколки стекла впились в лицо. Летчик почувствовал острую боли в шее и в глазу, но все же нашел в себе силы привести машину на свою территорию.

Ранение в глаз оказалось серьезнее, чем он полагал. Зрение ослабло. Врачи разрешили ему летать только на «У-2» и «Р-5». Это было для него самое страшное известие. Летчик долго спорил с врачами. Но они стояли на своем.

Из письма Юрия мать узнала, что, несмотря на все преграды, Юрий снова штурмует врага на своем «Илюше».

Юрий вновь воюет! Мать радовалась вместе с сыном.

Но прошел месяц, другой, и опять нет писем от Юрия. Снова выжидающе смотрит женщина в Кунгуре на письмоносца.

И грустно становится ей, когда почтальон проходит мимо ее дома.

...Почерк на конверте был чужой. А обратный адрес – сына. Тревогой защемило сердце матери, и в голове пронеслась страшная мысль...

О чем извещали мать гвардии младшего лейтенанта Юрия Пяткина, к вечеру знали все ее друзья в Кунгуре. Это было письмо от летчиков эскадрильи капитана Шкулепова, эскадрильи, где служил Юрий Пяткин, где вырос и закалился он, как воин. Письмо составляла вся эскадрилья, и каждый хотел вставить слово привета матери товарища.

Вот что писали они: «Матери героя, сталинского сокола!

Сообщаем вам, что ваш сын летчик Пяткин Юрий Александрович отважно сражается на фронте отечественной войны.

Тов. Пяткин неоднократно принимал участие в выполнении самых сложных и ответственных боевых заданий. Будучи ранен, он не выходил из боя, пока не поразит врага. Выполняя одно из заданий, Пяткин, не доходя до цели, был атакован и самолет его подожжен вражескими истребителями. Пяткин не повернул назад, а, наоборот, с присущим ему хладнокровием, мужеством и боевым задором продолжал вести горящий самолет на цель. Поразив цель, он на обратном пути вновь подвергся нападению немецких истребителей, повредивших мотор. Отлично владея техникой пилотирования, искусно маневрируя, Мяткин потушил пожар на самолете. Израненными руками он привел машину на свою территорию.

Как истый патриот, наш боевой товарищ Пяткин сохраняет самолет и свою прекрасную молодую жизнь для дальнейших ожесточенных схваток с ненавистными людоедами. Наше советское правительство высоко оценило мужество Юрия Пяткина и наградило его орденом Красного Знамени. Поздравляем вас с высокой правительственной наградой сына. Выражаем вам благодарность за воспитание преданного сына нашего народа.

Личный состав эскадрильи».

...Недавно в гвардейский полк пришли два письма из Кунгура. Одно – Юрию Пяткину, а другое – всем его боевым товарищам по эскадрилье. То был ответ матери:

«Дорогие боевые друзья моего сына; летчика Пяткина! Сообщаю вам, что я получила от вас письмо с извещением о награждении моего дорогого сына орденом Красного Знамени, Спасибо вам, родные, что не забыли вы и обо мне, его матери. Ваше поздравление – это высокая награда мне за труды и стремление воспитать в своем сыне патриота, человека, для которого долг перед родиной выше всего. Нет у меня слов, чтобы выразить вам свою материнскую благодарность, родные! Ни одной фашистской гадине не снятся такие сыны, каких имеем мы, советские матери. Таких, как вы, на колени не поставишь. Вы – наша надежда и гордость. Да хранит вас судьба в борьбе за правое дело!

Что я могу сказать вам о своем сыне? Растила я его без родного отца. Пережили мы с ним очень много. Труда мы не боялись, ибо знали, что честный труд облагораживает человека А слово «Человек» для нас всегда звучало гордо. Сын мой всегда был нежным, любящим, правдивым, способным к труду и учебе. Сидя, сгорбясь, за швейной машиной по ночам, я мечтала только об одном – вырастить сына, И так до 1941 г., пока он не кончил авиашколу. Наступила война. Все смешалось, спуталось... Я была ошеломлена. По пришло то время, когда сбылась моя мечта, и в сыне наконец, увидела того Человека, о котором говорил Горький...

Спасибо партии, комсомолу, которые помогли мне воспитать сына. Спасибо вам, боевые товарищи, за ту горячую дружбу, которая так нужна на фронте. Нет в жизни ничего ужаснее одиночества, а тем более на фронте. Вот почему меня особенно обрадовало ваше письмо.

Мы с сыном очень близко. Он всегда видел во мне не только мать, но и друга, способного понять все его радости и горести. Я всего на 16 лет старше его. Мы вместе с ним росли. И сейчас лишь одного хотела бы я – увидеть, обнять своего сыночка.

До свиданья, родные. Желаю вам победы и скорого возвращения к матерям, женам, сестрам...

Остаюсь с горячим приветом мать Юрия Пяткина А. Семенова».

Письмо это читали вслух, в торжественной тишине. Среди летчиков, слушавших письмо, были такие, у которых матери, бросив насиженные места, уехали далеко на восток. У других матери пропали без вести. Но для каждого из них вместе с этим письмом из Кунгура будто вошло в избу их детство и то сладостное чувство теплоты, которое охватывает человека при одной мысли о любимой матери...

Л. Розинов.
Калининский фронт.