Брюхатский Виктор Кириллович

Бурбело Сергей Акимович

Ефремов Василий Сергеевич

Иванов Александр Яковлевич

Скляров Иван Андреевич

Федосеев Иван Никифорович

Леров Леонид Моисеевич (автор)

* * *

Принадлежность:

10 гв. бап

Старший лейтенант Л. Леров 
// Сталинский сокол 03.11.1943

В низовьях Днепра

(От нашего специального корреспондента)

Ночь ещё не спустилась над степью, а у ночных бомбардировщиков уже началась боевая страда.

Вылет в сумерках − последнее новшество гвардейцев. Расчёт их прост и точен. «Mecceршмитты» в это время уже заруливают в канониры на ночной покой. Встреча с ними мало вероятна, хотя лётчики всегда готовы к ней. Зато работа бомбардировщика в это время суток облегчается, эффект бомбового удара повышается.

Так и сегодня боевая работа началась ещё засветло. Заходящее солнце озаряло величественную картину взлёта восьми воздушных кораблей. Ведомые капитаном Ивановым, «ночники» пошли бомбить немецкую артиллерию и миномёты в низовьях Днепра, северо-западнее Мелитополя. Они шли в строю «клин».

Удар был точным. Восемь бомбардировщиков, ориентируясь по ведущему, сбросили свои бомбы. Немцы ответили яростным огнём зениток, но было уже поздно, − гвардейцы, применяя противозенитный маневр, уходили домой. На старте гвардии подполковник Бурбелло, искусно командуя прожектористами, принял один самолет за другим.

Так началась будничная боевая ночь гвардейцев-бомбардиров. В буднях этих и рождалась большая слава полка. Он нещадно бил немцев на подступах к Киеву в 1941 г. На счету части более 5.000 боевых вылетов. Если сложить всё количество бомб, сброшенных этим полком на врага, то получится солидная цифра в 3.000.000 кг. Питомцем полка является дважды Герой Советского Союза капитан Василий Ефремов. Здесь он мужал, здесь расцвела его слава.

Над аэродромом уже спустилась ночь. Техники, легко ориентируясь в темноте, готовят машины. Из штаба дивизии передали задачу. Мы были свидетелями того, как эту задачу решал здесь, на земле, штаб полка во главе с командиром гвардии подполковником Бурбелло. Порой казалось, что люди решают сложную математическую задачу. Склонившись над картой и аэрофотоснимками, они что-то подсчитывали, измеряли. Речь шла о бомбовом ударе по переправе в низовьях Днепра.

Возник вопрос: есть ли ещё в этом месте переправа? Не напрасен ли будет бомбовый удар? Дело в том, что вчера и позавчера полк успешно бомбил эту же переправу. Днем сюда ходил специально посланный экипаж разведчиков. Он сделал аэрофотоснимок, который сейчас и рассматривал в лупу Бурбелло. Вот следы понтонов, оставленных на берегу; на улицах поселка, раскинувшегося у Днепра, − 14 автомашин. Правда, разведчик сообщил, что он видел скопление машин и на восточном берегу, но на снимке их нет. Всё это давало пищу для размышлений.

Офицеры по телеграфу связались с высшим штабом. Так родилась новая, усложнённая задача. Она под силу тем, у кого искусство мастера бомбового удара дополнено зоркостью глаза ночного следопыта.

Бурбелло вызвал Склярова.

Герой Советского Союза старший лейтенант Скляров − друг и помощник Ефремова. Ефремов − комэск, Скляров − его заместитель. Вместе они начали войну, вместе дрались за Киев в 1941 году, вместе защищали родной для волжанина Ефремова Сталинград, вместе отвоевывали у врага и родной шахтеру Склярову Донбасс.

Скляров только что вернулся из полёта, который начался в сумерках. Днём он ходил на разведку. Прошлой ночью бомбил переправу. Из этого можно сделать вывод, какой выносливостью обладает этот замечательный лётчик. У Склярова солидный счёт − 360 боевых вылетов. Случалось, его подбивали. Когда, казалось, оставался один выход − прыгать, Скляров, человек большой воли и упорства, продолжал бороться со стихией, вести самолет домой. Таков облик этого широкоплечего крепыша, украинского богатыря, подошедшего к столу командира.

− Явился по вашему приказанию.

− Садитесь. Есть интересная работа.

Рядом со Скляровым сели его боевой помощник штурман лейтенант Брюхацкий и стрелок-радист старший сержант Федосеев. Экипаж склонился над картой и фотоснимком. Бурбелло поставил задачу:

− Обстановка такая: имеются сведения, дающие основание считать, что в низовьях Днепра, вот в этом районе, немцы переправляют войска. Но, судя по снимку, переправа здесь снята, осталось лишь несколько понтонов. Это остатки переправу. Возможно, что после того, как вы две ночи подряд бомбили эту переправу, немцы перенесли ее вниз − по течению реки. Ваша задача − выйти к месту, где сохранились следы переправы, и осветить этот район САБ'ами. Если переправы здесь не найдете, спуститесь ниже по течению, обследуйте весь берег между двумя сёлами. Мы должны абсолютно точно знать, есть ли у немцев на этом участке переправа.

− Ясно, будет выполнено.

− Если переправу не найдете, то бомбите опорный узел вот в этом месте.

− Всё в точности будет выполнено.

Началась подготовка к полёту. Штурман, прокладывая маршрут, советовался со Скляровым. Скляров подолгу вглядывался в снимок. Задание сложное: ночью с высоты полёта переправа − это едва видимая нить. Словно угадав мысли Склярова, Бурбелло поспешил предупредить:

− Спускаться ниже 600 метров запрещаю.

Подполковник хорошо знает нрав Склярова. Этот может перейти и на бреющий. В боевой биографии смелого лётчика бывали и такие случаи. В полку помнят дерзкие налеты Склярова на аэродромы и танковые колонны, и Бурбелло еще раз настойчиво и строго повторил:

− Смотрите же, не ниже 600 метров.

И ласково добавил:

− Желаю успеха!

В 21 ч. 40 м. наш самолёт оторвался от земли. Я занял место стрелка. Отличная штурманская подготовка полёта дала себя знать. Корабль шёл точно по заданному курсу.

Пересекли линию фронта. Где-то в стороне заворчал немецкий «эрликон», и небо полоснул луч прожектора. Самолёт вышел на цель. В воздухе повисла светящаяся авиабомба, и мы увидели освещенные миллионами свечей, словно в волшебной сказке, воды Днепра. Навык бывалого разведчика подсказал Склярову наиболее выгодную высоту для сбрасывания САБ. В течение сравнительно длительного нашего пребывания лад рекой она была ярко освещена.

Мы спускаемся ниже. Немцы не открывают зенитного огня, стараясь скрыть своё расположение. Штурман сбрасывает бомбу. Он хочет вызвать на себя огонь врага, но немцы молчат.

На берегу видны следы недавней переправы, однако самой переправы нет. Самолёт спускается ещё ниже и идёт вдоль берега по течению Днепра. Берега ярко освещены САБ'ами. Переправ нет. Сомнений быть не может. Отчётливо виден рельеф берега, изрезанного ходами сообщений, рвами, окопами. Это немецкие укрепления. Кто-то незадолго до нашего прихода бомбил этот район − мы видим следы бомб. Лучи немецких прожекторов мечутся по небу в тщетных попытках схватить в клещи советский бомбардировщик.

Самолёт делает последний заход на вражеский опорный узел на западном берегу Днепра. Летят вниз бомбы. Штурманский расчёт точен. Как и было задумано, бомбы надают туда, где самая густая сеть немецких укреплений. Бомбовый удар дополняется огнём наших пулеметов.

Корабль круто разворачивается и берет курс на восток.

Старший лейтенант Л. Леров.