Баранов

Муровицкий Лука Захарович

Кожевников Вадим Михайлович (автор)

* * *

Принадлежность:

29 иап

Вадим Кожевников 

Авиазасада
// Сталинский сокол 3.12.1941

За последние дни на одном из участков Западного фронта вражеские самолеты стали вести себя в высшей степени странно. Больше того: пролетая над нашим передним краем, они забирались в облака, приглушали моторы и крались в облачности так, словно под ними располагался могущественный зенитный дивизион, а не обычная линия окопов, где сидели наши простые и мужественные пехотинцы.

Что же касается бомбардировщиков, то их теперь стали провожать через наш передний край целые соединения «Мессершмиттов».

Наши пехотинцы немало удивлялись наступившему затишью. И чтобы, как говорится, не терять время даром, яростно пробивали себе путь снарядами, штыками и гранатами, выковыривая немцев из земляных укрытий.

И когда немецкое командование, отчаявшись отбить эти атаки, взывало к своей авиации, стоило только появиться фашистам в воздухе, как мгновенно навстречу им выскакивали наши истребители. Бомбардировщики, роняя куда попало бомбы, удирали на свою сторону.

Откуда выскакивали эти истребители? Где они узнавали, что противник готовит налет? Почему так внезапно он появлялись над передним краем?

Авиазасада – вот в чем заключался секрет этой внезапности.

Герой Советского Союза Лука Муровицкий с двумя своими друзьями устроил эту засаду. Они выбрали для этого небольшую полянку, окруженную мелким лесом, лежащую прямо позади расположения батальона.

Ловко замаскировав машины, ведя наблюдение с вершины высокой сосны, смелые летчики имели возможность всегда внезапно взлететь навстречу противнику, не дать ему бомбить передний край, не дать разведать и корректировать с воздуха.

Внезапными дерзкими и быстрыми, как молния, вылетами они терроризовали своего воздушного врага. Отсюда и робость его и вороватая осторожность, с которой он пытался перебираться в сторону нашего расположения.

Кроме основной площадки, для засад приготовили пару запасных. И когда очень сильно била артиллерия, летчики перебазировали свои машины на соседние полянки.

Немцы решили во что бы то ни стало продвинуться вперед на этом участке фронта. Собрав большие силы, не считаясь ни с какими потерями, они начали наступление.

Огнем артиллерии накрывались уже все площадки, годные для работы. Но летчики взлетали и били врага, невзирая на то, что на земле и в воздухе было одинаково горячо.

Враг наступал все яростнее. Подсобное хозяйство аэродрома-засады было уже эвакуировано. Но Лука Муровицкий решил нанести еще одни удар противнику. На поляне остался он и техник Баранов.

Дело в том, что пулеметы забило песком и снегом, подымающимся на взлете. Баранов чистил оружие, намереваясь потом уехать к своим на машине. Но машину разбило снарядом. Спустя несколько минут на краю поляны показались немецкие танки, которые окружали аэродром.

Старший лейтенант Муровицкий приказал Баранову завернуть разобранные пулеметы в палатку и положить их в кабину. А самого его усадил за бронированную спинку своего сиденья.

Дав газ, Муровицкий взлетел над вражескими танками. Брошенная им бомба поразила один танк, другая, к сожалению, взорвалась в стороне.

Через несколько минут старший лейтенант Муровицкий посадил машину на своей базе. Техник Баранов закончил сборку пулеметов, и старший лейтенант отправился на место новой авиазасады.

Из 13 немецких самолетов, сбитых Муровицким немало было уничтожено им во время авиазасад.

Вадим Кожевников.
Западный фронт.