Авдеев Алексей Харлампиевич

Беляков Петр Иванович

Бицкий Борис Владимирович

Быковский

Воробьев Николай Васильевич

Дворянкин Александр Сергеевич

Здоровцев Виктор Васильевич

Зема

Крюков

Логинов Евгений Федорович

Плисс Иван Никитич

Пономарев Федор Степанович

Ракитский Андрей Нестерович

Соколов Сергей Николаевич

Тагуров Николай Романович

Тарасевич Денис Андреевич

Тарасенко Иван Михайлович

Ткаченко

Федоров Евгений Петрович

Рубен Савелий Владимирович (автор)

Сав. Рубен 

По следам разведки
// Сталинский сокол 12.12.1941

(Итоги одного боевого дня)

Летчик Авдеев вынырнул из облаков и пронесся низко над дорогой. Штурман Здоровцев моментально нанес на карту местность и обстановку. Когда раздался первый выстрел зенитки, Авдеев уже увел машину в облака.

К линии фронта тянулись грузовики, легковые машины. По всему видно, что фашисты подвозят новые силы, боеприпасы.

Летчики закончил разведку и вернулись на свой аэродром. Авдеев и Здоровцев доложил командиру о своих наблюдениях. На штурманской карте были аккуратно нанесены сосредоточения вражеских войск, мотомехчастей, танков. Красными кружочками обозначены два обнаруженных неприятельских аэродрома, пунктиром отмечено движение колонн.

Результаты разведки давали ясную картину: враг собирает силы для нового удара. Значит, нужно их парализовать! Решено было на рассвете послать группу бомбардировщиков и уничтожить, истребить осиные гнезда фашистов. Выполнить эту задачу командир части т. Логинов поручил летчикам подразделений Бицкого и Крюкова.

Всю ночь кипела робота на аэродроме: инженеры, техники, механики готовили материальную часть, подогревали и опробовали моторы, проверяли вооружение. Порывистый ветер гнал снежную пыль по огромному полю, Мороз сковывал пальцы, но техники не чувствовали холода, – они трудились без устали, бея перерыва. Самолеты была готовы задолго до рассвета.

Первым взлетел Герой Советского Союза Евгений Федоров. За ним поднялась в воздух Авдеев, Тарасенко, Соколов, Воробьев – лучшие боевые летчики командира-орденоносца Бицкого. И почти одновременно с соседней площадки взлетели летчики из подразделения орденоносца Крюкова – Тарасевич, Плюсс, Зема, Ткаченко.

Цели были заранее распределены. Авдеев и Тарасевич должны уничтожить группу танков, Плисс – разбомбить узловую железнодорожную станцию и скопление автомашин. Другим летчикам предстояло внезапно напасть на аэродром, уничтожить самолеты врага, истребить его живую силу.

Погода была неблагоприятная. Местами шел снег, зимний туман сокращал видимость. Но летчики горели одним желанием – с честью выполнить приказ истребить фашистов.

Когда Тарасович прилетел к месту, где разведчики обнаружили скопление танков, внизу сказалась лишь занесенная снегом дорога. Никакого движения не было.

– Притворяются, гады, – подумал штурман Тагуров. – А ну, давай, командир, по центру!

Тарасович повел машину вдоль дороги. Штурман внимательно осматривал снежное поле. Зоркий глаз Тагурова заметил борозды на снеге – следы танков. Они были едва заметны с высоты. Следы кончались у обочины дороги.

– Возьми влево, – крикнул штурман в переговорную трубку.

Через несколько минут он увидел колонну танков. Хорошо замаскированная, она почти сливалась с местностью. Танки двигались с интервалами в 100–150 метров. Тагуров нажал на кнопку. Одна за другой отделились бомбы и покрыли танки и интервалы между ними. Расчет был точный, вспыхнувшие машины окончили здесь свой путь.

Самолет лег на обратный курс. В этот момент стрелок-радист Быковский заметил в стороне три «Мессершмитта»; они неслись на полной скорости к бомбардировщикам. Быковский приготовился к встрече и дал предупредительную очередь. Огонь пришелся по центру, строй рассыпался. Два стервятника кинулись в стороны, а третий рванулся вперед. Он шел прямо в лоб советской машине. Воздушный бой продолжался недолго. Быковскому удалось поймать в прицел плоскость самолета и омерзительную свастику.

– Отличная мишень! – прошептал стрелок-радист и прицелился прямо в свастику. Пламя лизнуло крыло самолета и ворвалось в мотор. Раздался глухой треск. Густой черный дым скрыл фашиста. Это был четвертый «Мессершмитт», уничтоженный Быковским в воздушном бою.

За несколько минут до этого с другим воздушным пиратом встретился летчик Авдеев. Он летел по знакомому маршруту к месту скопления вражеских танков. Почти у цели штурман тов. Здоровцев заметил вдали самолет. Это был фашистский «Юнкерс».

– Сейчас цель! – доложил штурман.

Но «Юнкерс» заметил советскую машину и, сделав резкий разворот, пошел на сближение.

– Воздух! – скомандовал Авдеев стрелку Дворянкину в довернул машину, но стрелок-радист уже был готов встретить врага. Когда дистанция сократилась, Дворянкин открыл огонь. «Юнкерс» вилял, камнем падал вниз, потом снова подкрадывался к советскому самолету. Наконец, две коротких очереди навсегда лишили немца воинственного пыла. Фашист погиб под горящими обломками своего самолета.

Авдеев повел самолет на цель. Прямым попаданием Здоровцев уничтожил несколько танков и автомашин.

Так же успешно действовали летчики Зема, Ткаченко и Плисс. Выполняв задание, они успели вернуться на аэродром и, подвесив еще бомбы, сбросили их на танки в пункте С. Уже на обратном пути они встретили своего боевого товарища Тарасовича – он также второй раз вел на врага тяжело груженый самолет.

В это время самолеты Героя Советского Союза Федорова и летчиков Воробьева и Соколова, пробивая облака, подходили к своей цели – вражескому аэродрому в районе В. Фашисты встретили их ураганным заградительным огнем. Федоров и Воробьев прорвались вперед, а Соколов очутился в центре перекрестного огня. Вся ярость фашисты направили на одиночный самолет. Машину кидало из стороны в сторону. Соколов маневрировал, уходил в облака, снова вырывался в «окна». В его самолете было уже несколько десятков пробоин, но летчик упорно шел на цель.

Он прорвался туда в тот момент, когда от бомб, сброшенных штурманами Пономаревым и Ритицким, догорали четыре вражеских самолета.

Соколов заметил еще несколько машин, они были тщательно замаскированы. Штурман Беляков зажег их своими бомбами.

...Советские летчики вернулись на аэродром без единой потери, гордые и счастливые тем, что выполняют указание любимого Сталина – истреблять немецких оккупантов.

Крепко досталось врагу сегодня. Завтра ему будет еще жарче!

Сав. Рубен.
Западный фронт.