Гусев

Богданов Николай Владимирович (автор)

Ник. Богданов 

По следам бегущего зверя
// Сталинский сокол 17.12.1941

В метель, глубокой ночью к нашим передовым постом прибежал человек из деревни Ольгово.

– Мне к летчикам, понимаете – к летчикам! – говорил он.

Приведенный в штаб, колхозник сказал:

Разбомбите мой дом: в нем фашистский штаб. Вот здесь, на краю села. Большой дом, вы в него попадете!

Губы его дрожали. Он волновался так, точно в его доме была чума, зараза, готовая переброситься дальше, на соседние деревни, где жили его замужние дочери, его родные и знакомые. Жертвуя всем, что у него есть, своим кровом, нажитым долгим трудом, человек просил уничтожать фашистское зверье.

Чуть брезжило, когда над селом, покинутым мирными жителями, появился самолет. Он сделал круг, разыскивая дом.

И не успели промерзшие фашистские часовые поднять голову, как одна бомба свалилась прямо в штаб.

Мы видели этот дом. В нем погибло семнадцать немецких офицеров. Хозяин дома стоял у его развалин и без устали ровным голосом рассказывал проходящим бойцам историю своего дома.

Бойцы шли и шли на запад, преследуя ненавистного врага, а человек все стоял и рассказывал:

– В этом доме они пленных казнили...

В этом доме они, вшивые и пьяные, девушек поганили, песни орали... Обрушился на них этот дом. Посмотрите, вот они под бревнами... нечисть!

Войска идут дальше, бойцы ускоряют шаг, стараясь догнать и уничтожить зверье, чтобы оно больше не поганило наши дома, наши села и города.

Войска идут мимо деревень, от которых остались дымящиеся развалины. На пути встречаются одинокие фигуры женщин, стариков, оплакивающие свои родные разоренные гнезда.

И этот плач заставляет бойцов крепче сжимать винтовку, ускорять шаг.

Впереди гремит канонада, доносится стрекотня автоматов. Бандиты, окруженные в деревне Поздняково, пытаются сопротивляться с отчаянием грабителей, захваченных погоней.

Когда бойцы пошли на штурм, в деревне уже кипела рукопашная схватка. Бабы, старики, мальчишки чем попало били фашистских солдат. Петидесятилетняя Дарья Кирсанова, вооружившись колом, первая принялась тузить опешивших немцев. Бойцы, ворвавшиеся в село, застали ее в самом пылу боя. Забив одного бандита, она гналась за другим, который, закрываясь от ударов кола, прыгал на-четвереньках. Дарья не давала ему подняться.

Все насильники, ворвавшиеся в деревню, были истреблены, как бешеные волки.

Об'езжая сгоревшие фашистские танки, машины, брошенные пушки и зарядные яшики, мы под’езжаем к Клину. Все обочины дорог набиты трупами фашистских солдат. Сколько их – трудно сказать. Войска идут вперед, им некогда считать ату падаль.

Мы едем вместе с майором Гусевым, назначенным комендантом Клина. Город только что взят. Горят дома. Бойцы очищают Клин от последних автоматчиков. На улицах опять видим сгоревшие и исправные фашистские танки, снова трупы немецких бандитов.

Гусев выбирает уцелевший дом. Здесь будет комендатура.

В’езжаем во двор. Он завален железными продолговатыми ящиками. Гусев приподнимает крышку. В хорошей упаковке лежат дула скорострельных зениток. Тут же кассеты, наполненные снарядами.

– Пиши, – говорит Гусев, – восемь зенитных орудий. Эй, ребятки, помогите считать снаряды!

Сразу же начинается подсчет трофеев. Первые помощники – городские ребятишки. И откуда они только взялись и как уцелели?

Они все знают: где брошены машины, где мотоциклы, где спрятались не успевшие удрать вражеские солдаты и офицеры.

С их помощью бойцы находят все новые и новые трофеи. Во двор коменданта тащат исправные мотоциклы, в которых ни капли бензина, Несут охапки винтовок. В комендатуру приходят женщины, мужчины, и начинается список фашистских преступлений.

Тяжело записывать имена убитых, замученных, казненных фашистскими палачами. Черные списки немецких зверств мы пред’явим на грозном судилище, которое не за горами.

Минуя Клин, ускоренным маршем идут и идут войска на запад. Суровы лица бойцов. Это – мстители. Народное горе благословляет их. Священная ненависть зовет на бой.

Им не страшны холода и метели, им не страшны минометы и танки, им не страшнна смерть в бою. Горе тебе, гитлеровская Германия! Приходят час расплаты за преступления!

Ник. Богданов.
Гор. Клин. (От наш. спец. корр.).