Авдонин Борис Петрович

Федянин Василий Васильевич

Хиталашвили Захар Саламонович

Местер Иосиф Нисонович (автор)

* * *

Принадлежность:

232 шап

Младший политрук И. Местер 

Сержант Шахру Xиталишвили
// Сталинский сокол 17.12.1941

Герои отечественной войны

Его штурмовик почему-то не имеет номера. Но когда сержант приближается к аэродрому, все узнают, что это ведет свою машину Хиталишвили. Приметна его воздушная «походка». Летчики полка безошибочно определяют ее по каким-то неуловимым признакам, хоти сержант часто ходит в груше, а больше всего в паре с капитаном Федяниным.

Двадцать пять раз водил сержант свой штурмовик на боевые дела. Двадцать пять раз ураганом налетал он на колонны вражеских танков и автомашин, огнем из пушек и пулеметов истреблял фашистскую пехоту.

Скромный, даже застенчивый, сержант не кичится своими успехами.

– Задание выполнено! – коротко докладывает он обычно командиру.

Шахру Хиталишвили не любит говорить о себе, но всегда готов слушать своих боевых товарищей, охотно перенимает их опыт, боевые приемы, знакомится с новыми методами истребления врага.

Группа самолетов полетела штурмовать вражескую колонну. Сержант вел свой самолет в паре с лейтенантом Авдониным.

Фашисты уже успели войти в село, рассредоточиться и замаскироваться. Но у Авдонина наметанный глаз. Он заметил по обочинам дороги несколько отставших автомашин, разглядел глубокие следы от колес и гусениц.

Два штурмовика низко прошли над дорогой. Первые же брошенные ими бомбы точно накрыли цель. Это послужило сигналом для всей группы. За бомбами были пущены в ход пушки и пулеметы.

Немцы опомнились и открыли зенитный огонь. Вражеские пушки били остервенело. Сержант Хиталишвили, искусно лавируя между разрывами, отыскал зенитку и выпустил несколько снарядов. Враги замолчали. Летчик еще несколько раз прошелся над селом, пока не израсходовал всех боеприпасов.

На обратном пути мотор стал давать перебои, поднялась температура масла.

– Угодили-таки, мерзавцы, – подумал сержант, но эта мысль мгновенно сменилась другой: внизу враг, во что бы то ни стало дотянуть до своих. Мотор сдавал, а путь еще далек. Самолет, теряя высоту, шел вперед. Летчики давно заметили поврежденный штурмовик сержанта и своими машинами старались прикрыть друга.

Внизу показались знакомые места. Хиталшвили взглянул на карту, сличил с местностью. Линия фронта оказалась позади. Он не заметил даже, как перешли ее, – так был поглощен своей машиной.

Самолет мягко коснулся земли. Скоро приехали с аэродрома техники. Мотор был исправлен, и штурмовик, покорно повинуясь воле летчика, ушел вверх.

О боевом мастерстве и бесстрашии сержанта Хиталишвили с восхищением рассказывают летчики полка. Много знает о нем его командир капитан Федянин. Крепко сдружила боевая жизнь этих разных по возрасту и званию летчиков. И так уж повелось, что чаще всего капитан Федянин вылетает вместе с сержантом Хиталишвили. Капитан знает, что сержант не подведет, всегда найдет выход, всегда выполнит задание. Уверенно идет за своим командиром и Хиталишвили.

– Капитан где угодно найдет цель, выведет на врага, – говорит сержант, – и в беде не оставит.

И это действительно так. Случилось однажды, что на эту пару штурмовиков напали четыре «Мессершмитта». Стервятники увязались и гнались до самой цели. Капитан и сержант надежно прикрывали друг друга. Не возвращаться же назад, не выполнив задания. Так и шли «в сопровождении» до самой цели, маневрируя, обманывая врата. Надц колонной загрохотали зенитки. «Мессеры» отошли, – побоялись своих, а штурмовики в это время отбомбились и расстреляли колонну.

Недавно сержант Хиталишвили решил вступить в ряды партии Ленина–Сталина. Рекомендовал его капитан-орденоносец Федянин. В совместных боевых делах была проверена эта рекомендация. Летчик Хиталишвили заслужил ее своей отвагой и бесстрашием, своим честным служением народу.

Младший политрук И. Местер.