Богомолов Алексей Максимович

Воробьев

Голубчиков Анатолий Капитонович

Кацюк Иван Карпович

Краснухин Александр Михайлович

Харитонов Николай Николаевич

Чумаченко Дмитрий Васильевич

Ширяев Борис Борисович

Николаев Д. (автор)

* * *

Принадлежность:

2 гв. ап дд

Подполковник Д. Николаев 

На Центральном фронте
// Сталинский сокол 04.12.1942

Войска продвинулись вперед

После двух дней непогоды, когда бомбардировщики не могли помочь наступлению наземных войск, тучи немного рассеялись. В разрывы облаков кое-где прогладывали звезды.

– Неужели и сегодня не придется лететь бить фрицев? – эта мысль волновала летчиков.

Командир части вызвал капитана Воробьева.

– Вам надлежит, – сказал командир, – вылететь первым и тщательно разведать погоду над целью...

Когда с борта корабля Воробьева поступила радиограмма, сообщавшая о благоприятной метеорологической обстановке в районе цели, лица собравшихся в землянке, летчиков повеселели, а через несколько минут тяжело груженные бомбами корабли поднялись в воздух.

Внизу показались вспышки выстрелов. Это била по фашистам наша артиллерия. Ближе линия фронта. Почти сплошная полоса огня. С запада она значительно слабее. Гитлеровцы, отступая, только огрызаются. Когда подошли почти к самой линии фронта, внизу вспыхнули костры. Это наземные войска обозначали ворота для наших бомбардировщиков. Стрелы ракет указывали направление ударов. Это во многом облегчило летчикам и штурманам выполнение боевой задачи.

Одна группа кораблей бомбардировала скопление вражеских войск и фашистский штаб, другая произвела налет на железнодорожный узел.

Когда первые корабли появились над целью, немцы открыли огонь. Стреляло до 3 батарей, больше 10 прожекторов своими лучами шарили по небу. Этой нервозностью фашисты выдали себя и дали возможность остальным кораблям произвести противозенитный маневр и точно сбросить бомбы на цель.

Младший лейтенант Кацюк со штурманом Голубчиковым сбавили скорость и тщательно наблюдали за работой первых экипажей.

– Расчеты произвел, снижайся до 800, – сообщил Голубчиков командиру.

На освещенную пожарами цель штурман сбросил бомбы. В огне взрывов были хорошо видны разлетающиеся в стороны обломки орудий, повозок.

Точно бомбили экипажи гвардии капитана Ширяева, гвардии майоров Краснухина и Чумаченко. На об'ект налета было сброшено несколько тысяч килограммов бомб. Два взрыва оказались настолько сильными, что волна их достигла самолетов. Это бомбы попали в склады боеприпасов.

На другой день погода ухудшилась, но лететь все же было можно. Летчики нанесли удары по тем участкам железной дороги Ржев–Вязьма, которые еще не заняты нашими войсками.

Цель находилась на расстоянии артиллерийского выстрела от наших войск. С воздуха хорошо была видна панорама боя. Наземные войска, как и в прошлую ночь, указывали нашим кораблям направление ударов. Налеты производились эшелонированно. Один самолет за другим появлялся над целью, не давая опомниться немцам.

Еще не закончилась операция, как стали наплывать облака. Капитан Воробьев пробил облачность, снизился до 600 метров и с этой высоты сбросил бомбы. После того как отбомбился экипаж Богомолова, на земле возникли 4 пожара.

Эту же цель бомбила группа гвардейских экипажей. Гвардии младший лейтенант Харитонов, стремясь бомбить более точно, дважды заходил на цель.

Задание было выполнено. Железнодорожная магистраль, у которой закрепились немцы, оказалась так обработанной с воздуха, что сопротивление противника было сломлено и наземные войска продвинулись вперед.

Подполковник Д. Николаев.
Центральный фронт.