Герои публикации:

Евдокимов

Ивашин

Михайлов

Попов

Тенеков И. (автор)

Майор И. Тенеков 

В чём преимущество пары
// Сталинский сокол 11.12.1942

Опыт воздушных боёв показал, что вести борьбу в составе звена значительно трудней, чем в паре. Строи звена невыгоден тем, что при переходе в тот или другой пеленг затрудняется маневр, нарушается взаимодействие между самолётами: они мешают друг другу и, самое основное, трудно прикрыть ведущий самолет. В этом случае он становится прекрасной мишенью для неприятельского лётчика. Во время маневра перед атакой ведущий звена занят глазным образом ведомыми, он волей-неволей ослабляет наблюдение за противником и легко может стать добычей последнего.

Строй пары является наиболее приемлемым для воздушного боя. Это доказывают многие воздушные схватки. В чём же преимущества пары? Обычно интервал между ведущим и ведомым равен 100 метрам, а дистанция – 30 метрам. Это обстоятельство позволяет командиру всё время наблюдать за подчинённым, прикрывающим хвост его машины. Ведущий видит ведомого под углом в 30–35°. Это намного облегчает наблюдение за воздухом и за противником в частности. Лётчику не приходятся часто вертеть головой во все стороны, как этого требует полёт звеном.

Удобен строй пары и с точки зрения маневра. Интервал и дистанция позволяют ведущему в любой момент пойти на выручку ведомого, и, наоборот, ведомый всегда может помочь своему командиру, если ему угрожает опасность. Когда пара перестраивается в правый или левый пеленг, то ведущий имеет полную возможность держать в поле зрения своего ведомого. Какой бы маневр или перестроение между этими двумя самолётами ни происходили, они делаются с небольшим принижением.

При полёте парой необходимо ещё на земле распределить обязанности, т. е. один из лётчиков должен быть назначен старшим, а другой – его подчиненным. Пара является первоначальной тактической боевой единицей. Поэтому правильней будет именовать лётчиков, входящих в состав этой пары, не ведущий и ведомый, а командир и подчиненный. Все команды и распоряжения командира в воздухе обязательны для подчиненного. Лётчиков в пару нужно подбирать самым тщательным образом, постоянно тренировать их слётанность.

В воздушном бою противник стремится в первую очередь сбить командира. Поэтому охрана командира – важнейшая обязанность каждого лётчика. Именно строй пары создает благоприятные условия для ведущего, когда он при любом маневре может быть совершенно спокоен за хвост своей машины. В одном из воздушных боёв лётчик Ивашин не заметил, как к нему со стороны солнца приблизился вражеский истребитель «Ме-109». Расстояние между его машиной и самолётом противника было не более 600 метров. Малейшее промедление могло стать роковым для Ивашина. Заметив это, лётчик Попов бросился на выручку командира. Он немедленно произвёл необходимый маневр и направил свою машину строго навстречу противнику, в лоб. Казалось, ещё один момент – и самолеты со страшной силой столкнутся. Но нервы фашистского лётчика не выдержали. Он резко рванул ручку на себя. На одно мгновение вражеская машина как бы повисла в воздухе. Немецкий пилот подставил «пузо» советскому истребителю. Воспользовавшись этим, лётчик Попов дал хорошую очередь из пушки и пулемёта. Немецкий самолёт вспыхнул и тотчас же взорвался в воздухе.

Если в бой с противником вступает звено, нельзя полностью гарантировать, что не произойдет столкновения своих же самолётов. При действиях парой подобные явления маловероятны. Встав, например, в вираж, пара может беспрепятственно не только отражать натиск численно превосходящего противника, но и сама переходить к активным действиям, т. е. производить атаки. Строй парой даёт возможность командиру атаковать противника в любом направлении, и в то же время оба наши лётчика при достаточном интервале и дистанции отлично могут наблюдать вниз, вверх, вправо, влево, – словом, следить за всеми атаками противника, с какой бы стороны они ни последовали.

Наконец, при полёте парой можно производить эволюции на всех без исключения скоростях. И в этом случае лётчики всегда находятся в поле зрения друг у друга. Если же эти маневры происходят в составе звена, то командиру трудно наблюдать за своими подчиненными, не говоря уже о том, что ему почти невозможно сделать ту или другую эволюцию в самый ответственный момент воздушного боя. Здесь весьма вероятно такое положение, что командир, наблюдая за одним своим ведомым, может легко потерять другого из вида.

Для эффективности боевой работы пары большое значение имеет хорошая связь между командиром и подчинённым. Главную роль, конечно, здесь играет радио. При помощи его можно быстро предупредить товарища об опасности, и он, сделав соответствующий маневр, выходит из-под удара. Именно так случилось в воздушном бою, который вели лётчики Михайлов и Евдокимов. Михайлова внезапно атаковал «Ме-109». Дистанция между вражеской машиной и нашим истребителем была не более 300–400 метров. Немец зашёл под углом 45° со стороны хвоста. Положение создалось критическое. Заметив это, командир-лётчик Евдокимов немедленно скомандовал по радио Михайлову: «Правый переворот!» Михайлов быстро выполнил эту фигуру и вышел из-под удара. После этого буквально в нескольких метрах от него прошли две очереди противника.

Нередко в воздушном бою пара, да и не только пара, но и любая группа лётчиков увлекается боем и теряет не только детальную, но и общую ориентировку. В этом случае при помощи радио также можно помочь лётчикам притти на свой аэродром.

Боевая пара оправдала себя в воздушных боях. Нужно всячески изучать и использовать на практике преимущества, которые даёт строй пары.

Майор И. Тенеков.