Виноградов

Якименко

Чубаров Юрий Александрович (автор)

Майор Ю. Чубаров 

Уловки немцев ночью
// Сталинский сокол 11.12.1942

Успешная боевая деятельность нашей ночной авиации заставляет немцев применять всевозможные способы противодействия.

Наиболее важные пункты в тылу, как, например, железнодорожные узлы, базовые аэродромы, крупные мосты, противник прикрывает не только наземными средствами ПВО, но и ночными истребителями. В основном для этого используются «Ме-110», реже встречаются «Ме-109». Первоначальная тактика вражеских экипажей-ночников состояла в том, что в районе об'екта в зонах и на определенных высотах дежурили одиночные самолёты. Для того, чтобы обнаружить наш бомбардировщик, лётчик-истребитель время от времени зажигал установленную на его машине фару и, делая горизонтальную и вертикальную «змейки», световым лучом «прощупывал» воздух. Этот способ поиска оказался для врага неудачным. Экипажи наших бомбардировщиков, внимательно наблюдая за воздухом, по свету фары быстро определяли местонахождение ночных истребителей противника, и если вражеские самолёты оказываюсь близко от стрелков, то последние успешно сбивали немцев.

За последнее время немцы несколько изменили свою тактику. Они не ограничиваются дежурством «Мессершмиттов» в воздухе в районе прикрываемого об'екта, а организуют перехват на нашей территории. Истребители врага перелетают линию фронта и ходят взад и вперед, перпендикулярно предполагаемой оси маршрута наших ночников. Цель этих рейдов ловить бомбардировщиков в тот момент, когда экипажи, пролетая над своей территорией, не так тщательно наблюдает за воздухом и не ожидают нападения. Чтобы увеличить внезапность атаки, немцы совершенно не используют в этих случаях трассирующие пули и снаряды. Правда, стрельба без видимой трассы усложняет нападающему прицеливание, но зато атакуемый не видит, откуда по нему ведут огонь.

Применяя тактику перехвата на нашей территории, фашисты не всегда летают одиночно. При наличии хорошо подготовленных лётчиков они считают более удобным посылать одновременно пару и даже три самолёта. Прибегает враг к групповым ночным полётам, опасаясь наших бомбардировщиков, вооружение которых настолько велико, что встреча в воздухе один на один чаще всего приводит к уничтожению немецкого истребителя. При нападении же одновременно двумя-тремя истребителями у немцев создается численное и огневое преимущество, причём атаки с разных сторон могут расстроить систему обороны бомбардировщика.

Наиболее подходящим способом противодействия перехвату над нашей территорией, помимо неослабного наблюдения за воздухом в течение всего полёта, надо считать частое изменение маршрутов и полёты на разных высотах.

Один из применяемых немцами методов борьбы с нашими бомбардировщиками основан на взаимодействии ночных истребителей, прожектористов и зенитчиков. Чаще всего это взаимодействие выражается в том, что истребители приходят на прожекторные лучи и ищут наш самолёт. Когда вражеские лётчики обнаруживают бомбардировщик или когда прожекторы проводят своими лучами наш самолёт до зоны действия истребителей, последние дают сигнал с требованием прекратить зенитный огонь и нападают сами. Однажды с такой организацией взаимодействия встретился экипаж бомбардировщика, на котором летел майор Виноградов. Не успел самолет пересечь линию фронта, как в небо поднялось семь прожекторных лучей, а зенитная артиллерия открыла заградительный огонь. После трех залпов стрельба внезапно прекратилась, а спустя 10–15 секунд на встречном курсе показалось звено «Ме-109». Последние, однако, не увидели наш самолёт и, проскочив мимо, скрылись в темноте.

Стоит рассказать, как организовано у противника наведение истребителей путём подачи световых сигналов с земли. Первое время немцы применяли мигание. По мере пролёта бомбардировщика над вражеской территорией наземные посты наблюдения, непрерывно мигая фонарями прогадывали как бы наземный маршрут полета, и истребитель, придерживаясь этих световых вех, догонял наш самолёт. Последнее время противник отмечает трассу полета бомбардировщика стрельбой белыми ракетами, пуская их одну за другой в сторону удаляющегося самолёта. Надо сказать, что такое наведение истребителей мало эффективно. Противнику, не знающему точно маршрут и высоту полёта нашего ночника, отыскать его почти невозможно.

Как и раньше, враг старается отвлекать экипажи бомбардировщиков от действительных об'ектов путем создания ложных целей. Сооружая их, немцы не ограничиваются устройством «взрывов» и «пожаров», но стараются располагать ложные цели на местности, схожей с местом расположения действительных об'ектов. Например, на Западном фронте противник, стремясь спасти от ударов нашей ночной авиации один важный железнодорожный узел, расположенный у характерного речного излома и лесного массива, подобрал на той же реке, неподалёку, подобный излом с лесом и соорудил из фонарей световую копию железнодорожного узла.

Иногда, пытаясь как можно больше запутать наших лётчиков, враг прибегает к созданию кочующих ложных целей. Одну ночь ложная цель освещается в одном месте, а на следующую – уже километров за 10. Все уловки фашистов легко раскрываются, если экипажи в полёте тщательно ведут детальную ориентировку.

За последнее время противник прибегает к новой хитрости. Зная, что наши экипажи ночью обычно бомбят с применением САБ, немцы стали устраивать ложную подсветку. Корабль, на котором командиром экипажа летел майор Якименко, имел задание прибыть к цели раньше всех, отыскать её и к прилёту своих бомбардировщиков серией САБ осветить местность. Не успел самолёт подлететь к месту назначения, как в стороне, километрах в 20–25 от цели, загорелись и повисли 12 САБ. Наш экипаж, располагавший временем, заинтересовался и подлетел к этой неизвестно кем сброшенной световой «гирлянде». Внизу расстилалась глухая болотистая местность. Майору стало ясно, что немцы пытаются обмануть наши экипажи. Из этой их попытки так ничего и не вышло, хотя противник немного спустя вторично сбросил в стороне ещё одну серию САБ.

Представляет интерес случай организации немцами ночной подвижной засады, состоявшей из дивизиона зенитной артиллерии. Батареи были вынесены в сторону от роты прожекторов. При звуке моторов любого нашего самолёта противник зажигал все прожекторы, лучи которых начинали «ощупывать» небо. Ясно, что каждый лётчик, стараясь избежать встречи с лучами, обходил их стороной и попадал в зону огня зенитного артдивизиона, внезапно открывавшего стрельбу.

Однако стойкость немцев, обслуживающих зенитные установки и прожекторы, невысокая. Достаточно как следует обстрелять точки ПВО пулемётным огнем, как они прекращают свою деятельность. На одном из участков фронта группе ночных экипажей поставили задачу разрушить крупный железнодорожный мост. Цель была прикрыта сильными зенитными средствами. Так как в мост легче всего попасть с малой высоты, решили лететь не выше 1.000 метров. Первые самолеты были встречены сильным зенитным огнем и лучами прожекторов. Но экипажи тотчас же обстреляли прожектористов и зенитчиков, и противодействие точек ПВО немедленно прекратилось. Последующие самолёты бомбили в спокойных условиях, что позволило успешно выполнить задание.

Разобранный выше случай и развитие у нас ночной штурмовой авиации позволяют думать о возможности совместных ночных вылетов бомбардировщиков и штурмовиков на цели, защищенные сильной системой ПВО. В таких полетах задачей бомбардировщиков будет разрушение целей, а задачей штурмовиков – подавление средств ПВО.

Майор Ю. Чубаров.
Западный фронт.