Передовая статья
// Сталинский сокол 11.12.1942

Стрелковая культура лётчика-истребителя

Важнейшую свою задачу – борьбу за господство в воздухе – истребительная авиация решает воздушным боем. А воздушный бой – это в первую очередь огневое состязание. Ударная сила истребителя залажена в огне его оружия. Пилотированием лётчик занимает нужную огневую позицию, пулями и снарядами он поражает врага.

Авиационные заводы дают в руки лётчиков замечательные самолёты, имеющие мощное вооружение. Родина требует от истребителей не только отличного пилотирования этих машин, но и умения, летая на них, уничтожать врага.

Сталинская авиация в своих рядах имеет немало отличных бойцов. Красная Ария законно гордится умелыми и отважными истребителями Героями Советского Союза Барановым, Клещёвым, Середой, Бабковым, Бакланом, Яровым и многими сотнями не менее доблестных мастеров воздушного боя.

Но преступлением перед родиной будет успокоиться на достигнутых успехах и сложить руки. Нарком Обороны товарищ Сталин в своём ноябрьском приказе со всей четкостью и категоричностью требует от Красной Армии совершенствовать боевую выучку и готовить, упорно и настойчиво готовить сокрушительный удар по врагу.

Слова приказа – закон. Уже во многих частях по-серьёзному взялись за дальнейшее совершенствование мастерства лётчиков, за повышение огневой культуры. Вот, например, истребительная часть, где командиром подполковник Демидов. Наряду с напряжённой боевой работой здесь находят время и для систематической огневой подготовки. Летчики не ограничиваются занятиями в классах; они стреляют и в тире и в воздухе по конусам, проводят учебные воздушные бои.

Однако борьба за повышение стрелковой культуры не всюду получила должный размах. Можно ещё встретить отдельных летчиков, не умеющих как следует стрелять, слабо знающих вооружение своих самолётов. Свидетельствует об этом хотя бы то, что произошло недавно со старшим лейтенантом Ботяженко. Лётчик дважды вылетал на перехват разведчиков противника, оба раза встречал их и вступал с ними в воздушный бой. Но неумение истребителя метко стрелять привело к тому, что из этих схваток враг уходил невредимым, а старший лейтенант возвращался на аэродром ни с чем. Только халатностью можно об'яснить низкую огневую подготовку летчика Ботяженко. Для того, чтобы научиться как следует стрелять, у него были все условия, но он ими не воспользовался.

Конечно, в неудачах старшего лейтенанта Ботяженко в значительной степени повинен и его командир.

Командир возглавляет боевую работу чести и учёбу в ней. Уделит командир большое внимание огневой подготовке, начнет сам бывать с лётчиками в тире, показывать и учить стрельбе в воздухе успех будет обеспечен. Не продумает до малейших мелочей постановку занятий, не проверит методики обучения, не поинтересуется успехами каждого – время и средства пойдут впустую, а летчики стрелять так и не научатся.

Встречаются лётчики и даже командиры, уверяющие, что на войне учиться некогда. Но если проконтролировать, как используются в частях минуты, часы, дни, то бесспорно найдется время и для занятий по огневому делу и для проведения стрельб.

Наземная подготовка – важнейший элемент в воспитании воздушного бойка. Нельзя недооценивать значения занятий в классе, в тире, на аэродроме. До тех пор, пока лётчик не отработает до автоматизма определение упреждений для выноса точки прицеливания, пока не удвоит моментов воздушно-стрелковой теории, пока не изучит самолётов противника, его нельзя пускать в тир. До тех пор, пока летчик не научится быстро и безошибочно брать нужные упреждения в тире при стрельбе по силуэтам и точно определять ракурсы и дистанции, его нельзя пускать в воздух.

Основное место учебы – это аэродром. Во многих частях совершенно отказались от использования фотокинопулемётов. Это неверно. Ничто не дает таких возможностей точно определить ошибки лётчика, как дешифрированная киноплёнка. Кое-где неудовлетворительно поставлен контроль за маневром лётчика при стрельбе по конусу. Лётчик, стремясь дать больше попаданий, зачастую стреляет «по-мирному», уравновешивает скорости и «зависает» у конуса. В бою так драться не придётся.

Наконец, на аэродроме лётчик должен изучать вооружение своего самолёта. Оружие в бою – друг и товарищ, его надо любить, постоянно ухаживать за ним. Плох тот лётчик, который не проверяет регулярно пристрелку пушек и пулемётов, не проверяет установки прицела, не контролирует работы вооруженцев. Тот, кто в бою испытал отказ оружия или попадал в такое положение, когда при нажиме на гашетку получается не очередь, а одиночный выстрел, запомнит на всю жизнь своё состояние в эту минуту. Лётчик в такой момент представляет собой не что иное, как подвижную мишень.

Воздушный бой слагается из маневра и огня. Но надо всегда помнить, что ни внезапность нападения на врага, ни высота, никакой маневр не повлияют положительно на исход боя, если пули и снаряды атакующего не попадут в противника. Огневое искусство как раз в том и состоит, чтобы сочетать маневр с высокой меткостью. Отработке элементов маневра и огня должны быть подчинены все учетные полёты истребителей.

Теперь каждый самолёт-истребитель имеет пушечное вооружение. Некоторые рассматривают пушки как оружие для ведения огня на больших дистанциях. Подобные взгляды глубоко ошибочны. Авиапушки – средство ближнего боя, предназначены для стрельбы с малых дистанций. Ввод их на вооружение вызван усилившейся живучестью самолётов: появлением бронирования, созданием протектированных бензобаков, устройством жёсткой проводки управления и т. д.

С увеличением калибра вооружения уменьшилась величине боеприпаса. Если запас патронов для пулемёта состоит из многих сотен штук, то снаряды для пушки исчисляются десятками. Поэтому огонь нельзя вести на-авось. Стрельба «на-глазок» вредна вдвойне – боеприпасы растратишь и врага упустишь.

Некоторые увлекаются огнем по трассе. Надо твердо запомнить, что огонь по трассе – огонь не прицельный. Трасса лишь дополняет прицел, но не заменяет его.

Скрытый подход к врагу, прицельная стрельба с малых дистанций, разумное расходование патронов и снарядов, умелый маневр и, наконец, постоянная бдительность в полете, – вот из чего складывается искусство воздушного стрелка, вот чему надо повседневно и неуклонно учить лётчиков-истребителей.

В боевом совершенствовании надо неустанно двигаться вперёд. Кто остановится, задержится, тот будет бит. В полках следует непрерывно развивать творческую мысль, популяризировать успехи лучших, организовывать огневые конференции, практиковать обмен опытом через печать, заострить на этом вопросе военную пропаганду.

Почетны и ответственны обязанности летчиков-истребителей в происходящих сейчас ожесточенных боях за независимость отечества. Чтобы с честью выполнить свои задачи, нужно непрерывно повышать стрелковую культуру воздушных бойцов.