Герои публикации:

Кнудсен Гарри

Пегу

Морозов А. (автор)

Инженер А. Морозов 

Самолёт и киноаппарат
// Сталинский сокол 25.12.1942

Самолёт и киноаппарат знакомы давно – ещё с тех дней, когда оба они представляли собою техническую новинку. На первых киноплёнках запечатлены полёты «летающих этажерок» и знаменитых людей авиации, большинство которых не дожило до совершеннолетия авиации и кино, до той поры, когда кино сделалось одним из важных помощников авиации. Теперь киноаппарат помогает строить самолёт, испытывать его и драться на нём...

Для успешного выполнения авиационной программы в США требуется колоссальное количество рабочих. Чтобы обучить эту массу людей, из которых многие не имеют никакой специальности, американцы широко используют кино. Учебно-технический фильм в данном случае строится по принципу «от общего к частному». Сначала показывается весь самолёт, всё производство его, набросанное крупными штрихами. Затем рабочий уже весьма подробно изучает на экране своё рабочее место. Его знакомят со скоростными методами работы, рациональным использованием инструментов и материалов. В увеличенных масштабах он видит детали, которые ему предстоит обрабатывать – безупречные и с браком различного вида. Показ того, чем вызывается брак, представляет одну из важнейших задач кинообучения самолётостроителей.

В испытание самолета киноаппарат вошёл очень прочно. Как действительно лучше всего зафиксировать поведение бесчисленных приборов на борту самолёта во время головокружительных испытаний, когда единственной задачей лётчика подчас является сохранение сознания? Киноаппарат ни на секунду не спускает своего стеклянного глаза с приборной доски. На плёнке вместе с отметкой о времени с'емки отражается вся история полёта, беспристрастно рассказываемая приборами. На большом современном самолёте теперь нехватает одного киноаппарата – число их для сложных испытаний доводится до четырёх.

Одним из важнейших испытаний является изучение в полёте завихрений воздуха, образующихся в пунктах, определяющих аэродинамические свойства новой машины. Для поведения подобных испытаний американские конструкторы пользуются лоскутами прочной материи, приклеиваемыми к поверхности самолёта. Киноаппарат, направленный на них, снимает во время полёта, как они себя ведут при выполнении различных фигур. Вот все двадцать лоскутов, прикреплённых к поверхности крыла, плотно прижаты к металлу. Скорость самолёта увеличивается, и часть лоскутов начинает заворачиваться вверх – здесь образуются завихрения... Тряпичные «артисты» перед киноаппаратом разыгрывают сцены, которые потом просматриваются конструкторами с таким душевным трепетом, с каким они не глядят на самую душераздирающую драму...

Вибрация деталей самолёта отлично улавливается комбинацией стробоскопического устройства с киноаппаратом. Стробоскоп показывает вибрирующую деталь «неподвижной», а киноаппарат превращает эту неподвижность в ряд движений, достаточно медленных, чтобы их мог уловить глаз человека. Особенно важным является испытание на вибрацию пропеллера: сверхскоростная с'ёмка позволяет улавливать вибрацию в самом зародыше, когда обычными способами её нельзя заметить.

Безусловно, самым интересным является «боевое» применение киноаппарата, т. е. его помощь при обучении воздушному бою. Пегу, знаменитый французский асс войны 1914–1918 гг., задумывал и свои будущие бои, пользуясь листом бумаги и карандашом. Черным карандашом он рисовал «немца», красным – свою машину. И эти неуклюжие (Пегу был неважным рисовальщиком), оживлённые воображением лётчика, помогали ему находить путь к победе над действительным врагом.

Американские и английские зенитчика приучаются распознавать вражеские самолёты на экране. Несколько самолётов сразу появляются на полотне и устремляются к зенитчику. Он немедленно открывает огонь, и попадание дробинкой в изображение самолёта останавливает движение плёнки. С обратной стороны экрана имеется устройство, благодаря которому можно определить точность попадания и установить, в свой или во вражеский самолёт стрелял зенитчик.

Звуковое кино учит распознавать самолёты и по звуку. Кроме того, оно приучает будущих воинов к рёву пикирующих машин, к звуку разрывов бомб.

Техника воздушного боя меняется. Кинофильм, особенно короткометражный, требующий для своего изготовления сравнительно немного времени, может всегда дать картину боя со всеми типичными уловками врага, с правильными манёврами, сводящими на-нет преимущества новых машин.

Немало воздушных боёв снимается при помощи автоматических аппаратов. Они продолжают действовать даже тогда, когда лётчик уже убит и машина камнем падает вниз. Эти подлинные снимки боёв имеют очень большое значение. Но, конечно, большая часть учебных авиационных фильмов снимается не на поле боя. Ещё в самом начале войны в Голливуде, центре американской кинопромышленности, была организована особая военная лекция, занимающаяся исключительно авиационными фильмами. Летающие кинооператоры снимают яростные бои, где всё настоящее, кроме пуль и снарядов, которыми лётчики осыпают друг друга.

Эти фильмы учат молодых лётчиков, как правильно пользоваться природными особенностями местности, атмосферными условиями. При помощи мультипликаций и сверхскоростной с'ёмки удаётся создавать фильмы, в которых лётчики видят невидимое – полёт пули и снаряда, разрушение ими жизненных частей самолёта. Эти фильмы с особой убедительностью предостерегают лётчиков от попадания в сферу прицельного огня того или другого типа вражеских самолётов и в то же время учат, как выгоднее напасть на неприятельский самолёт, пользуясь условиями боя.

Учебные фильмы показывают, как нападать на железнодорожные составы, бомбить мосты врага и надежно защищать собственные об'екты. Внимательное наблюдение за этими «боями», разыгранными по всем правилам военного искусства, приносит иногда большую пользу, чем участие в подлинном воздушном сражении, в котором летчик вел себя, как удалось, и остался цел только благодаря счастливой случайности.

«Авиационный учебный фильм – это коллективный дружеский совет многих замечательных специалистов», – писал видный американский летчик Гарри Кнудсен.

Инженер А. Морозов.