Тихомиров Павел Арсентьевич

Чулков Иван Денисович

Свитко Владимир Андреевич

Коровченко Диодор Георгиевич

Бухман (автор)

* * *

Принадлежность:

41 иап

О. Бухман 

Удачный день
// Сталинский сокол 14.09.1941

День был ясный. Небо украшали белые и сизые кучевые облака. Лейтенант Коровченко с видом знатока любовался небом. Есть где спрятаться, откуда неожиданно ударить.

Он оглянулся на друзей, тоже оценивающих удобство сегодняшнего неба.

Тихомиров, Чулков, Свитко – чудесная компания. Лететь в бой с такими мастерами – большое удовольствие. При одном взгляде на молодых, задорных лейтенантов, пышущих здоровьем и силой, Коровченко испытывал радость товарищества.

– Кажется, денек будет веселый, – подумал он, – посылают защищать важную переправу.

Коровченко не ошибся. Когда подлетели к переправе, кроясь в причудливых облаках, над ней уже вились фашистские самолеты.

Врагов было во много раз больше, но это не смутило четверку мастеров, видавшую виды.

В этой сутолоке можно сделать гораздо больше. Коровченко покачал крыльями, указывая товарищам на двух «Фокке-Вульфов», неосторожно отделившихся от общей стаи. Увлеченные бомбежкой переправы, они не заметили четверки ястребков. Да и трудно разобраться, где свои, где чужие, когда в небе такая суета.

Ведущий «Фокке-Вульф» не успел оглянуться, как сверху на него обрушился истребитель лейтенанта Коровченко.

Ударив сверху, он сумел вывернуться и ударил снизу. «Фокке-Вульф» не успевал повертываться.

Всего три раза на короткие мгновения попал вражеский самолет в прицел воздушного снайпера, и этого оказалось достаточно.

Дымя и фыркая огнем, он повалился вблизи переправы, к большому удовольствию наземных войск. Бойцы и не заметили, что в небе есть наши самолеты. Они переправлялись, несмотря на назойливость фашистской авиации. Свалившийся хищник был для них неожиданным подарком.

Не успели у переправы порадоваться, как из облаков свалился второй, идущий отвесно, как огромная дымовая ракета. Черный след тянулся за ним от облаков до земли.

Это был «Мессершмитт-110». Они явились на переправу в количестве пятнадцати штук. Не полагаясь на защиту своих истребителей, враги приняли все меры предосторожности.

Заходили от солнца, в плотном строю. Истребители увидели их первые. Не сговариваясь, понимая друг друга с одного взгляда, дружные лейтенанты ринулись в атаку.

Огневым ударом своих пушек и пулеметов Коровченко сразу сбил правого ведомого и нарушил вражеский строй. Моментально каждый из летчиков отхватил себе по одному бомбардировщику, и начался отчаянный бой.

В пылу боя Коровчевко заметил, что один «Мессершмитг-110» вздумал спикировать на наш истребитель, гнавшийся за бомбардировщиком.

Лейтенант вцепился «Мессершмитгу» в хвост и столько насажал в него пуль, что бомбардировщик так и не вышел из пике.

– Все домой! – подал сигнал Коровченко, видя, что патроны на исходе.

Подал во-время. К месту схватки на полной скорости шла целая группа немецких истребителей. Это прикрывавшее звено, не решаясь вступить в бой с четверкой, вызвало подмогу.

Четверка мастеров ловко ушла от удара, нырнув в облака. На большой высоте истребители собрались, построились и благополучно пришли на аэродром.

Когда лейтенант Коровченко вылез из кабины, его земные друзья – моторист и техник – увидели на лице его счастливую улыбку.

– Веселый был денек, – сказал он, – как будто побывал в цирке.

Загудевший мотор заглушил его слова.

– Сколько? – спросил моторист, – Один есть? – он показал палец.

В ответ Коровченко поднял три пальца.

Этот ясный осенний день с небом, наполненным быстро бегущими кучевьши облаками, был самым радостным днём в его жизни.

Политрук О. Бухман.