Найденов Семен Николаевич

Серов Александр Петрович

Конев Георгий Николаевич

Гуляев Василий Дмитриевич

* * *

Принадлежность:

20 иап

Капитан В. Гуляев 

В тыл врага
// Сталинский сокол 21.09.1941

Замечательными делами прославили себя воздушные бойцы Н-ской истребительной части, действующей на Западном направлении. Они наносят сильные удары по коммуникациям врага, уничтожают огневую силу противника, ведут разведку. Отважные летчики участвовали в разгроме группировки немецкого генерала Гудериана, прикрывая действия нашей бомбардировочной авиации.

За образцовое выполнение боевых заданий Командования и проявленные при этом доблесть и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 сентября командир части капитан тов. Найденов, командир эскадрильи тов. Серов, капитан тов. Конев и другие награждены орденами. Ниже мы печатаем материалы об опыте и боевых днях истребительном части.

В дни отечественной войны с германским фашизмом число моих боевых вылетов приближается к сотне. Больше половины из них совершено в разведывательных целях.

Из собственного опыта я знаю, какое огромное значение имеет воздушная разведка, в особенности в условиях маневренной войны. Мотомеханизированные силы противника – очень подвижны. Они перемещаются из одного пункта в другой с большой быстротой, и если разведка не успеет проследить за этими передвижениями, то эффективность действий наших войск значительно понизится.

Быстроту и точность доставляемых сведений – вот что прежде всего должен обеспечить воздушный разведчик.

Первое требование, пред’являемое летчику, вылетающему в разведку, – это тщательное изучение по карте района действий. Глаз разведчика должен моментально схватывать каждый характерный признак местности и определять местонахождение своего самолета. Чем меньше будет отвлекаться летчик ориентировкой, тем лучше он сможет изучить расположение противника, обнаружить важные об’екты для нападения, как бы хорошо они ни были замаскированы.

Изучать местность лучше всего по карте крупного масштаба (1—2 километра в квадратном сантиметре). Имея такую карту при себе во время разведывательного полета, надо точно наносить на нее выявленные об’екты противника.

Наилучшая высота для обнаружения цеди – 200–300 метров. Некоторые разведчики прибегают к бреющему полету, но он неудобен в том отношении, что закрывает перспективу и затрудняет определение месторасположения обнаруженного об’екта по отношению к окружающей местности.

Но и на высоте в 200—300 метров следует итти лишь в том случае, когда разведчик убежден в отсутствии на данном участке зенитных средств противника.

Хорошо зная разведываемый район, с успехом можно действовать с высоты в 600–700 метров. Однако из этого не следует, что разведчик должен все время держаться однажды принятой высоты. В зависимости от конкретной обстановки он может лететь и на большей и на меньшей высоте, подниматься до тысячи с лишним метров и снижаться до 15–20.

Воздушному разведчику очень важно знать, как лучше организовать разведывательный маневр, о какой стороны подойти к интересующему его району.

Личный опыт многократно убеждал меня в том, что наиболее эффективна разведка при заходе на цель с тыла. Изучив расположение огневых средств противника, я обхожу их и с тыла начинаю разведку.

В этом случае противник, принимая наш самолет за свой, редко открывает огонь, а если и открывает, то с опозданием.. Кроме того, разведывая данную местность в первый раз, я наблюдаю за движением сил врага на коммуникациях и использую их в качестве наводчиков на об’екты у переднего края обороны. Дороги в тылу противника являются для меня своебразными «стрелами-указателями» при разведке.

В солнечные дни я стараюсь зайти со стороны солнца, и в этих случаях, в зависимости от времени дня, иногда изменяю своему правилу и начинаю изучение переднего края обороны противника с фронта или с фланга.

Воздушный разведчик должен хорошо знать опознавательные знаки и тактику своих войск, иначе он может впасть в заблуждение и принять свои наземные части за войска противника.

Я уже говорил о значении точного нанесения на карту обнаруженных об’ектов вражеских войск и еще раз подчеркиваю необходимость этого. Воздушный разведчик может многое увидеть, но если он совершенно точно не укажет местонахождение цели на карте, то штаб будет введен в заблуждение, и вместо помощи руководству армии, соединения или части такая разведка принесет вред.

Одним из основных принципов моей разведывательной работы является также совмещение разведки со штурмовыми действиями. Я не упускаю ни одного удобного случая нанести удар вражеским войскам. Однако предпринимать штурмовую атаку разведчик может лишь в том случае, когда это не сопряжено с большим риском, потому что нельзя забывать об основном боевом задании на разведку.

Чем чаще летчик выполняет разведывательные задания, тем больше привлекает его эта рискованная, но интересная боевая работа, и тем точнее будут доставляемые им данные.

Настолько велика сила привычки, что опытный разведчик при выполнении любого задания остается разведчиком. Вылетаю ли я сопровождать бомбардировочные самолеты или лечу в штурмовую атаку, – все равно не перестаю вести наблюдение за местностью, отмечаю каждое изменение и использую эти наблюдения для наилучшего выполнения боевого задания. По возвращении докладываю командованию обо всем, что может быть использовано в последующих боевых операциях.

Капитан В. Гуляев.
Действующая армия.