Газета Сталинский сокол -- 1941, 21 сентября


Левитин Михаил Ефремович (автор)

Евган-Рапопорт Евгений Николаевич (автор)

Мих. Левитин 

Кто хуже?
// Сталинский сокол 21.09.1941

Вечером в помещении штаба румынской армии собрались гости. На этот раз румынские офицеры пригласили своих союзников – итальянцев.

Гости просить себя долго не заставили. Войдя в комнату, они жадными глазами посмотрели на стол с угощением и, печали пожав плечами, разбрелись по комнате.

Чтобы как-нибудь убить время, румыны предложили союзникам сыграть в карты.

Ставки были крупные, хотя наличных денег никто не имел.

Все играли на «запиши».

Жилистый, усатый офицер Сатанеску за один час успел проиграть два «будущих дома в Одессе» и, воспользовавшись замешательством, пытался даже поставить на карту здание Иркутского театра. В свою очередь бравый итальянский полковник Спиритини настаивал, чтобы от него приняли в счет проигрыша «три тысячи персидских ковров, которые он не сегодня – завтра завоюет в Иране»,

Те, кто не играл в карты, занимались товарообменом. Румынские офицеры меняли свои скрипки, требуя от итальянцев взамен хотя бы немного макарон. Итальянцы божились, что сами уже давно не ели своей национального блюда, и вместо макарон предлагали расписки с изображением Муссолини.

И так все шло чинно и хорошо, пока не началась выпивка.

Румынский офицер Григорий Многотреску поднял бокал и провозгласил;

– Первый тост за нашего доблестного генерала Антонеску. Ура!

Но «ура» крикнуть не успели. Сидевший в углу итальянский офицер Выпивши стукнул кулаком по столу и грубо оборвал председателя:

– Первый тост я предлагаю выпить за нашего любимца Муссолини. Румын и подождать может... Не велика птица ваш Антонееку!

Румыны возмутились.

– Простите, – кричали они. – Разве можно сравнить вашего битого Муссолини с нашим Антонеску?

– А вашего Антонеску не били? – загалдели каверзные итальянцы.

Возмутившийся Многотреску гордо заявил:

– Нашего били, но и гораздо больше чем вашего!

– Прекратите хвастовство! – крикну итальянец. – Я не позволю оскорблять Муссолини! Весь мир знает, что по количеству побоев наш дорогой дуче уже давно вышел на первое место. Его били все, всегда и везде! Уж на что албанцы, и те били.

– Не я хвастун, а вы хвастун, – вопил Сатанеску, разбивая бокал о череп сидящего рядом союзника.

– В истории войн вы не найдете такого генерала, который бы за одну неделю потерял так много дивизий, как наш непобедимый Антонеску!

В тот самый момент, когда Выпивини в порядке «обмена мнением» ударял графином по голове Сатанеску, в комнату вбежал человек и громко об’явил:

– Господа, тише! Последние новости. Погиб начальник генерального штаба румынской армии генерал Иовицу. В Греции партизаны бьют итальянцев. На Одесском направлении наш доблестный генерал Антонеску потерял еще три дивизии!

В комнате наступило молчание. Итальянцы глядели на румын, румыны на итальянцев и, будучи не в состоянии решить, чей же вождь хуже, начали пить без всяких тостов.

Мих. Левитин.

* * *

На фашистском аэродроме

Рис. Евгана.



– Хотя на небе звезды, но погода явно нелетная!»