Газета «Сталинский сокол»
24 сентября 1941, № 8





Передовая статья
// Сталинский сокол 24.09.1941

С честью выполним долг перед родиной!

Современные армии располагают могучей боевой техникой, усовершенствованными машинами, грозными огневыми средствами. И однако война не может быть сведана к битве машин, вопреки уверениям фашистских теоретиков. Машиной всегда управляет человек. От его воли, умения, настойчивости, храбрости зависят использование технических средств, их реальная боевая сила. Человек сам является сильнейшим оружием борьбы. Идейные, политические, духовные качества составляют его могучее моральное вооружение. Это оружие нельзя выковать на заводах, нельзя приобрести у союзников, нельзя украсть у покоренных. Его нужно иметь.

Моральное превосходство советских бойцов давно уже признано во всем мире. Им восхищаются народы земного шара; моральную силу советских людей они называют «сверхоружием советских армий».

Мы можем сказать, что в нашей авиации, в среде сталинских соколов, моральные черты советских воинов выражены особенно ярко. Недаром большевистская партия неустанно воспитывала в советском человеке патриотическую доблесть, растила зерна лучших человеческих качеств. Недаром партия, советское правительство, лично товарищ Сталин уделяют столько внимания и заботы своим питомцам – отважным летчикам.

Советский народ с любовью создавал крылатое племя, отдавал в ряды летчиков лучших, преданнейших и благороднейших своих сынов. Желание стать летчиком обуревало молодое поколение нашей страны и служило выражением высоких стремлений советской молодежи.

В рядах Красной Армии сосредоточились кадры, обладающие высокими моральными качествами. И в мирные дни они славились своими прекрасными чертами, рождавшими дела и подвиги, достойные нашей великой родины. В военное время эти черты и качества проявились е огромной силой. В каждом боевом вылете красного летчика скалывается вся отточенная, стремительная, вдохновенная сила чистого и благородного служения родине и народу. Как будто не только мотор, но и биение человеческого сердца поднимает самолет в воздух; как будто не только крылья, но окрыленность души держит машину в небе; как будто не только механическая сила, но стремление помыслов и воли направляет машину в бой на врага.

Фашистский «асс», налетая на мирные советские города, бомбардируя госпитали, действует по военному приказу, он внешне как будто выполняет свой воинский долг. Но это – долг наемного убийцы. Фашистского воздушного разбойника приучили тупо, бездумно, идиотически подчиняться начальству. Если уж что и прибавляет фашистский лихач от своей мелкой и опустошенной души, то это только злобу и мерзость, животное остервенение. Такой «вояка», попав в плен, тупо долбит, что его, мол, послали драться, а за что – это не его дело думать. «Солдат не думает, за него думают генералы», – так оправдываются эти убийцы.

Советский летчик прежде всего хорошо знает, за что он бьется. И не только знает – всем сердцем, всей душой он стремится участвовать в борьбе своего народа против злейших врагов человечества. Его воинский долг полностью совпадает с его личными чувствами и стремлениями. Он вкладывает в борьбу все напряжение своих сил. Именно этот вполне осознанный смысл борьбы создает ту моральную атмосферу подвига, которой наполняют небо боя советские летчики. Подвиг становится выражением личных душевных сил сталинского сокола. Вот почему героизм возникает у нас в каждом боевом вылете, на каждом задании. Не только испытанные воздушные бойцы прославляют себя непревзойденной отвагой и храбростью. Стремление к подвигу стало всеобщим, и героизм – массовым явлением.

Любовь к родине рождает презрение к смерти. На весь мир прогремел небывалый подвиг капитана Гастелло. В его самоотверженном поступке как бы откристаллизовалась душа советского крылатого человека. Именно поэтому его поступок не остался единственным. Гастелло был только первым. За ним последовали, обессмертив свое имя, герои-летчики из экипажей Сковородина, Ветлужских, Черкашина. Младший лейтенант Вдовиченко, штурман Гоманенко и сержант Купатов ударом своей подбитой машины разнесли в щепки немецкую переправу через Днепр. Сержант Владимир Яковенко бросил свой пылающий самолет в скопление фашистских танков, разгромив немецкую колонку. Такое бесстрашие, такую самоотверженность могли проявить только люди, беззаветно преданные своей родине, бьющиеся до последней возможности и в борьбе презирающие смерть.

Только советские летчики могли использовать и широко применить тактику тарана, ставшую особенным, отличительным методом боя сталинских соколов. Никто в мире не смог бы применить эту тактику, она рождена не в штабах, не в кабинетах военных теоретиков. Она рождена на поле битвы, в упоении боя, горячим движением патриотической души, великой моральной силой советского бойца.

Во всем мире тактика тарана вызвала восторженные отклики. Иностранные специалисты видят в ней какую-то особенность «русской души», чуть ли не мистическое «презрение к жизни» русского солдата. Но никакой мистики здесь нет. Нет и презрения к жизни. Есть презрение к смерти, которое вызвано именно большой, великой любовью к жизни. Человек, по-настоящему сильно любящий жизнь, не может мириться с тем, что гитлеровские полчища пытаются превратить человеческое общество в грязную кровавую клоаку. И подлинные жизнелюбцы с ненавистью уничтожают фашистские орды.

К благороднейшим качествам сталинских соколов относится еще одна отличительная черта – крепкая товарищеская дружба, постоянная готовность к взаимной выручке в бою. Сильные, мужественные люди умеют дружить.

На подступах к Ленинграду врагу удалось подбить самолет старшего лейтенанта Свитенко. Его машина упала на территории, занятой противником. Летчик остался невредим. Младший лейтенант Алибек Слонов, наблюдавший за самолетом товарища, приземлился рядом с разбитой машиной Свитенко, посадил его в свой самолет и, прежде чем немцы успели опомниться, вывез Свитенко в расположение его части.

Отечественная война дала сотни примеров настоящего товарищества и выручки в бою. В них отражена верность боевых друзей, беспощадных к врагу, но готовых отдать свою жизнь, чтобы спасти боевого товарища.

Эти черты отличают советского летчика, рисуют его благородный моральный облик. Каждый летчик в этой войне с фашизмом ведет свой счет ненависти и любви. Это – счет боевых вылетов, счет сбитых самолетов врага, счет разрушенных баз противника, счет точно и безукоризненно выполненных заданий командования, счет помощи друзьям и выручки товарищей. Это – счет подвигов, которыми гордится советский народ, ибо в них выражены лучшие, благороднейшие черты крылатого племени, воспитанного Сталиным.

Проникнутые чувством величайшей ответственности за судьбы нашей родины и нашего народа, советские летчики будут и впредь героически сражаться е ненавистными гитлеровскими бандами, громить их в воздухе и на земле до полного уничтожения.