Конев Георгий Николаевич

Ухов Валентин Петрович (автор)

Полковник В. Ухов 

Взаимодействие различных видов авиации
// Сталинский сокол 26.09.1941

Общий характер действий авиации определяется прежде всего теми задачами, которые решаются наземными войсками. В условиях обороны авиация должна воздействовать прежде всего на авангардные части противника, на скопление войск, огневые позиции артиллерии и его коммуникации; при наступлении же ее задачи должны заключаться в разрушении фортификационных сооружений обороны, уничтожении огневых средств и преследовании отходящего врага.

Но как в том, так и в другом случае тактические приемы авиации будут определяться не только характером поставленной перед ней задачей, но и силой сопротивления противника, мощью его воздушных сил и зенитных средств, сосредоточенных на данном участке фронта.

Как бы силен ни был противник на земле, сколько бы ни бросал он в наступление бронетанковых и мотомеханизированных дивизий, но если они не будут поддержаны соответствующим количеством авиации, добиться успеха он не сможет. Наши самолеты могут сравнительно безнаказанно уничтожать его технические средства и живую силу.

Ярким подтверждением этому может служить развитие боевых операций во второй половине августа на участке фронта, на котором действует наше авиасоединение.

Немцы сосредоточили здесь 2-ю армейскую танковую группу генерал-полковника Гудериана. Их наземные силы значительно превосходили силы наших войск. Это давало противнику основание надеяться на быстрый и легкий прорыв фронта без серьезной помощи авиации.

Учтя соотношение основных сил на земле, наше командование приняло решение организовать могущественный отпор противнику с воздуха. Н-скому авиационному соединению было поручено одним из первых нанести удар по вражеским танковым и моторизованным колоннам, оказывающим сильное давление на наши наземные части.

Тщательной воздушной разведкой, проведенной нашими самолетами, было установлено, что наступление противника на данном участке поддерживается очень ограниченными силами фашистской авиации.

В соответствии с конкретной обстановкой командование соединения определило характер действия всех типов самолетов, имеющихся в нашем распоряжении. Перед бомбардировочной, штурмовой и истребительной авиацией была поставлена одна общая задача: уничтожать танки, автотранспорт и живую силу врага.

В первое время противник не мог оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления в воздухе. Но чтобы хитрый противник не застал нас врасплох, не сумел скрытно подтянуть авиационные части в не помешал действиям советских самолетов, наша воздушная разведка не переставала следить за аэродромами в тылу врага.

Таким образом обеспечивалась возможность самого эффективного использования самолетов всеми частями соединения. Так, например, бомбардировочная авиация, вылетая на бомбежку танковых колонн, брала большой запас патронов и, отбомбившись, с бреющего полета беспощадно уничтожала немецкую пехоту пулеметным огнем. Наши истребительные эскадрильи отлично выполняли роль штурмовиков и наряду с последними успешно истребляли фашистскую мотопехоту, поджигали бензоцистерны, взрывали транспорт с боеприпасами, уничтожали автоколонны и т. д. Благодаря исключительной активности действий нашей авиации, согласованных с операциями наземных частей, в первые же дни наступления противник понес огромные потери. Наступательный порыв немцев быстро выдохся, и их продвижение на направлении удара приостановилось.

Таков был характер действий нашей авиации на первом этапе наступления танковой группы генерала Гудериана.

Тактика и методы использования воздушных сил на следующем этапе значительно отличались и в основе своей определялись попытками германского командования организовать контрудар в воздухе.

Первым признаком подготовки этого контрудара явилось большое оживление на ближайших к фронту посадочных площадках противника. Наша воздушная разведка сообщила о подвозе горючего, появлении зенитных батарей на аэродромах, а затем и одиночных самолетов.

Немцы действовали осторожно, рассчитывая, как всегда, на внезапность удара.

Наметившееся изменение обстановки на фронте заставило нас подумать и об изменении тактики действий своей авиации. Каждую минуту в воздухе могли появиться истребители противника. Надо было заблаговременно позаботиться о безопасности бомбардировочных самолетов, действующих по войскам и базам немцев.

В первую очередь было организовано надежное сопровождение бомбардировщиков истребителями, усилено наблюдение за вражескими аэродромами. Немцы не застали нас врасплох. Наоборот, не успели они приземлиться на новых базах, как были накрыты нашими самолетами.

Советские бомбардировщики на значительной высоте заходили на цель и начинали бомбить. В это время зенитные орудия противника открывали бешеный огонь и обнаруживали себя. Тогда вступали в действие штурмовики, следовавшие за бомбардировщиками на бреющем полете. Они подавляли зенитные точки и одновременно уничтожали материальную часть и живую силу.

Поддержанные штурмовой авиацией, бомбардировщики производили следующий заход на цель и, уже не подвергаясь интенсивному зенитному обстрелу, с меньшей высоты вели прицельное бомбометание по отдельным точкам. Истребителям сопровождения ставилась дополнительная задача: в случае отсутствия воздушного противника, наряду со штурмовой авиацией, уничтожать наземные цели.

Первые же опыты таких комбинированных налетов дали отличные результаты. Нанося большой урон врагу, наши самолеты в большинстве случаев возвращались без потерь. Поэтому, если вначале у некоторых людей была неуверенность в правильности применения комбинированных ударов, то в последствии этот метод стал основой всех действий наших частей.

Высокая эффективность комбинированных действий трех основных видов боевой авиации привела нас к убеждению, что наиболее выгодным является такой принцип, при котором все эти три вида авиации действуют строго согласованно как с наземными войсками, так и между собой.

В том случае, когда обстоятельства заставляют выполнять большие боевые задачи только при помощи двух видов авиации (бомбардировщиков с истребителями или штурмовиков с истребителями), то роль третьего должна выполняться одним из этих двух. Так, например, при отсутствии штурмовиков их могут заменять истребители сопровождения (конечно, лишь в том случае, когда нет воздушного противника), при отсутствии же бомбардировщиков штурмовики с успехом выполняют как свою, так и их задачу.

Это не значит, однако, что любой из этих видов авиации не может при известных условиях выполнять задачи самостоятельно. В нашей практике было немало случаев, когда метеорологические условия препятствовали вылету тяжелых машин, обстановка же на фронте требовала нанесения немедленного удара по врагу. В этом случае операция производилась одними истребителями, и они отлично справлялись с задачей. Замечательным примером такого удара может служить налет группы истребителей под командованием капитана Конева на немецкий аэродром в пункте С. Скрытно подойдя к об'екту, наши «ястребки» обрушили на него беспощадный удар. Шквальный огонь неприятельских зениток не остановил смельчаков. Одни из них расстреливали на земле стоящие самолеты, поджигали горючее, взрывали боеприпасы, другие подавляли зенитные установки. Буквально в течение нескольких минут врагу был нанесен большой урон. Все наши летчики невредимыми вернулись на свою базу.

Одно из важнейших условий, определяющих успех действий бомбардировочной авиации, – организация сопровождения. Опыт множества налетов наших бомбардировщиков на позиции и коммуникации противника показал, что лучше всего обеспечивается сопровождение тогда, когда истребители на всем пути от своей базы до цели и обратно держатся в непосредственной близости, почти в общем строю, с бомбардировщиками – не дальше чем на 50—100 метров сзади и сбоку их.

При нападении на бомбардировщиков немцы применяют короткий, внезапный удар. Чаще всего атака ведется из облаков. Если при этом истребители сопровождения оторвутся хотя бы на 200—300 метров или будут итти с большим превышением, они не успеют при такой тактике противника организовать своевременный контрудар.

Нередко бывает и так: улучив момент, когда наши истребители находятся на более или менее значительном удалении, одна группа противника завязывает с ними бой, сковывает движение вперед и еще дальше отрывает их от бомбардировщиков. В этот момент другая группа немцев, скрывавшаяся до сих пор в облаках, атакует тяжелые машины сзади.

В боевых условиях исключительно важна роль ведущего бомбардировочной группы. От него зависит монолитность строя колонны, организация мощного огня при отражении воздушного противника. Ни при каких обстоятельствах ведущий не должен идти на предельной скорости потому, что ведомые, не успев дать полный газ вместе с ним, обязательно начнут отставать, и сомкнутый боевой порядок будет нарушен.

При нападении на наши отряды, идущие в плотном строю противник неизменно терпит поражение. Именно поэтому он боится вступать в единоборство с такими монолитными отрядами, а старается напасть на одиночные самолеты, оторвавшиеся от своих товарищей. Стрелок-радист ведущего бомбардировщика обязан строго следить за строем и немедленно докладывать командиру экипажа об отстающих самолетах. Он же должен управлять огнем стрелков ведомых самолетов, нацеливая их на наиболее угрожаемые направления, организуя взаимо-перекрещивающийся обстрел противника.

Действуя таким путем, части нашего соединения за последний месяц нанесли немцам огромный урон как в воздухе, так и на земле. При сравнительно небольших своих потерях они, по далеко не полным данным, уничтожили больше 50 вражеских самолетов, около сотни танков, несколько сот автомашин, свыше 4.000 человек пехоты. За это же время взорвано несколько складов горючего и боеприпасов, разбито много зенитных установок.

Наши летчики закалились в борьбе с врагом, приобрели богатый боевой опыт, научились быстро разгадывать тактические приемы противника и противопоставлять им свою тактику молниеносных, сокрушительных ударов.

В начале войны фашистские летчики не избегали открытого боя. Они довольно нахально нападали на советские самолеты в воздухе. Однако в большинстве случаев немцы бывали жестоко биты. Теперь они редко отваживаются на открытые поединки, и то лишь в тех случаях, когда на их стороне подавляющее численное превосходство.

Они почувствовали силу, мастерство и беззаветную храбрость советских летчиков, искусно организовать свою оборону.

Полковник В. Ухов.
Действующая армия.