Катичев Кузьма Александрович

Груздев Константин Афанасьевич

Сковородников Григорий Кузьмич

Ермаченко

Ник. Богданов (автор)

* * *

Принадлежность:

57 сад

Богданов Ник. 

Разгром противника на аэродроме
// Сталинский сокол 28.09.1941

Этот налет нашей авиации на вражеский аэродром отмечен командующим как весьма удачная воздушная операция.

Фашистам он обошелся дорого – тридцать один бомбардировщик и девять истребителей превратились в груды обгоревшего металла. Сотни летчиков, механиков и оружейников нашли смерть на своем же аэродроме.

Наша авиация потерь не имела.

Продуманная и тщательно подготовленная организация и предопределила успех налета на аэродром.

Когда воздушная разведка установила скопление вражеских самолетов на Н-ском аэродроме, командование поручило полковнику Катичеву нанести массированный удар и уничтожить находившиеся там машины.

Полковник продумал предстоящую операцию до мельчайших подробностей и, что самое главное, дал ее основную идею. Заключалась эта идея во взаимодействии штурмовиков, истребителей и пикирующих бомбардировщиков.

Первый удар наносили пикирующие бомбардировщики. После их первого захода, во время разворота на второй, должны были действовать штурмовики. Истребители получили задачу прикрывать операцию с воздуха и подавлять огонь зениток.

Воплощение в жизнь любой хорошей идеи требует точных и умелых исполнителей. Отлично понимая это, полковник Катичев остановил свой выбор на трех командирах – истребителе майоре Груздеве, штурмовике капитане Сковородникове и бомбардировщике капитане Ермаченко.

Накануне налета командиры всех трех групп слетелись на одном из аэродромов и лично договорились о всех подробностях предстоящего налета.

План операции был разработан и усвоен в деталях. Прежде всего командиры групп точно распределили обязанности. Было строго разграничено, кто что будет делать. Никаких отклонений, иначе взаимодействие может превратиться в сумбур. Главное – не мешать друг другу. Когда в воздухе много машин разных назначений, никакой кустарщины и партизанщины быть не должно. Один летчик, перепутавший свою роль, может нарушить всю четкость операции.

Идея налета была доведена до всех его участников.

Разведка установила, что немецкие бомбардировщики стоят на аэродроме в два ряда без всякой маскировки. Это означало, что аэродром имеет очень сильные зенитные средства и немцы вполне уверены в своей неуязвимости.

Учитывая это, майор Груздев разделил своих истребителей на три группы. Первая под его водительством должна была прикрывать операцию с воздуха. Она была немногочисленна, поскольку над аэродромом могло баражировать не больше звена. Вторая группа получила задачу бить по взлетающим машинам, третья, самая многочисленная, – подавлять зенитки.

Это в первой фазе налета. Во второй фазе задачи менялись в соответствии с обстановкой. Если на помощь к баражирующим придут истребители с запасных площадок, тогда вторая группа тоже вступает в воздушный бой, а третья прикрывает отход бомбардировщиков.

Отход от цели был продуман не менее тщательно. Первыми, по сигналу ведущего, уходят пикирующие бомбардировщики, вторыми – штурмовики, последними – истребители.

Время удара было выбрано такое, в которое обычно наша авиация над противником не появлялась. Это как нельзя лучше помогло внезапности налета.

Появление одного звена не вызвало среди фашистов никакого беспокойства. Истребители держались гораздо выше и несколько позади. Имея большую скорость, они в любую секунду могли вырваться вперед.

Последующие звенья преднамеренно отстали. Ведущее звено должно было вызвать на себя огонь зениток, чтобы истребители могли обрушиться и подавить стреляющие точки. После этого остальные звенья получали возможность спокойно бомбить, не подвергаясь риску.

Такая тактика блестяще оправдала себя. Преодолев заградительный огонь, первое звено спикировало прямо на скопление немецкого летного состава. Остальные самолеты прошлись вдоль линеек, укладывая бомбы спокойно, как на полигоне. Когда бомбардировщики стали разворачиваться на второй заход, появились штурмовики. Это было полной неожиданностью для немцев. Ливень огня буквально затопил все, что было на аэродроме.

Из двух баражирующпх самолетов один сбежал «за помощью», а другой был сбит майором Груздевым в жестоком и быстротечном поединке. С аэродрома не успел подняться ни один самолет.

Расправившись с фашистским истребителем, Груздев посмотрел вниз и увидел обрадовавшее его зрелище, – две линейки фашистских бомбардировщиков горели ярким пламенем. Но тут же майор вздрогнул: в правом углу аэродрома спокойно стояли нетронутыми его злейшие враги – немецкие истребители!

Захотелось немедленно атаковать самому. Но в это время с бреющего полета группа штурмовиков ударила всем огнем прямо в гущу истребителей. В одно мгновение они перестали существовать.

На следующий день Советское Информационное бюро сообщило об уничтожении сорока немецких самолетов на Н-ском аэродроме.

Хорошая идея операции, четкое взаимодействие в воздухе, уменье и храбрость летного состава – вот элементы, из которых сложилась воинская удача.

Ник. Богданов.
Действующая армия.