Толстиков Олег Викторович

Джермилашвили

Шпанов Ник. (автор)

* * *

Принадлежность:

47 сад

Капитан Ник. Шпанов 

Штурмовики на поле боя
// Сталинский сокол 28.09.1941

Штурмовик как специальный тип самолета, предназначенный для активных боевых действий над полем боя, можно считать самым молодым. Опыт показал, что правильное применение штурмовой авиации на поле боя во взаимодействии с наземными войсками обеспечивает успех операции. И второй, не менее существенный вывод: штурмовая авиация оказалась весьма действенным средством борьбы с авиацией противника на его аэродромах.

Судя по поведению германских войск, можно предполагать, что их наставления и инструкции не содержали указаний на то, как оберегаться от ударов советской штурмовой авиации и как противодействовать им. Колонны войск на походе и отдыхе держались плотными массами. Водители машин не обращали сначала никакого внимания на появление наших штурмовиков. Немцы не считали нужным не только противодействовать идущим на бреющем полете самолетам, но даже не рассредоточивались при их стремительном приближении, продолжая двигаться колоннами.

Однако такое движение было непродолжительным. Несколько дней работы наших штурмовиков привели к тому, что автомобильные транспорты стали ходить с дистанциями между машинами в 100—300 метров; при приближении штурмовых самолетов германская пехота уже не рассредоточивалась, а попросту бросалась врассыпную. Это сразу оценила наша пехота: артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь противника замирал, работали только германские зенитки.

О том, что враг боится наших штурмовиков, свидетельствуют показания пленных. Из опроса германских летчиков явствует, что перед их истребителями со всей решительностью поставлена задача борьбы с нашими штурмовыми атаками. Для этого вражеские истребители, прикрывающие наземные войска, постепенно снижают высоту патрулирования. Наши истребители сопровождения уже сталкивались с немцами, патрулирующими на бреющем полете. С той же целью противодействия штурмовой авиации противник придвигает дежурящие на земле истребители все ближе и ближе к переднему краю. Отмечены случаи, когда немецкие истребители, используя свою малую посадочную скорость, садятся на площадки не далее пяти километров от переднего края.

На основе богатого боевого опыта одного авиационного соединения и некоторых авиачастей, не раз отмеченных в сводках Информбюро и получающих высокие оценки командования, можно сделать уже кое-какие выводы относительно штурмовой авиации.

Огромная работа проделана командирами штурмовой авиации и наземных войск для достижения взаимодействия. Теперь каждый успешный удар штурмовиков сопровождается немедленными действиями наземных войск, закрепляющих достигнутые авиацией результаты. Если то был удар по пехоте противника, наша пехота немедленно атакует сама. Если удар по танкам, то почти всегда удар этот развивается наземными действиями артиллерии и наших танков прежде, чем противник успел прийти в себя и устранить повреждения, причиненные самолетами.

Результаты крупных боев под Ельней и Брянском с наглядностью показывают, какое огромное значение в боевой операции приобретают действия штурмовой авиации.

Однажды, когда командованием было принято решение о наступлении, авиация получила задачу подготовиться к совместным действиям с наземными войсками. После артиллерийской подготовки был осуществлен массированный удар с воздуха. Целями являлись войска противника, находившиеся непосредственно на передовых позициях, и резервы, интенсивно подтягиваемые к месту боя. В первую очередь был нанесен удар по переднему краю. Он увенчался полным успехом. Тогда штурмовики перенесли атаки на резервы, прежде всего на танковую дивизию, которая могла угрожать наступлению наших частей.

Штурмовика нанесли танковым колоннам три последовательных удара. В первый же день было выведено из строя до 70 танков. Но из района Д. все продолжали вытягиваться танки. Штурмовикам было приказано бить по ним. Вылет следовал за вылетом. Светлого времени суток уже нехватало. Первый вылет производился на рассвете, последние самолеты садились на свои аэродромы в темноте. В результате упорство противника было сломлено. Самое наступательное его оружие – танки – вынуждено было перейти к обороне. Пользуясь темнотой, немцы стали зарывать свою машину в землю.

Надо сказать, что успех подобных операций в значительной степени зависит от живой постоянной связи между командованием штурмовых частей и пехоты. Во всех случаях штурмовики должны с полной ясностью представлять себе действительную обстановку на фронте. Для этого безусловно необходимы периодические выезды командиров штурмовых частей или их ответственных делегатов на командные пункты стрелковых частей, в расположении которых им приходится работать. Больше того: детали местности, конфигурации лощин, лесов, всех подходов должны быть на месте изучены командирами штурмовой авиации. Это необходимо для того, чтобы при выходе штурмовиков на бреющем полете в зону атаки могли быть использованы наивыгоднейшие направления и укрытия. Карта не дает для этого достаточных возможностей.

Штурмовик по самому характеру своему является средством исключительной внезапности, ударности. В этом его мощь и при тех высотах, на которых ему приходится работать, его спасение от огня противника. Между тем стремительность неизбежно будет ослаблена, если летчик–штурмовик при выходе в зону цели не имеет абсолютной уверенности в точности данных ему ориентиров и маршрута. Это еще раз говорит о необходимости тщательной разведки и совершенно точного целеуказания. У штурмовика нет времени на «разведывание» цели. В его распоряжении секунды для того, чтобы ее поражать. Поэтому полная уверенность в положении своей и неприятельской пехоты штурмовику необходима.

В связи с этих становится особенно важным обозначение нашей пехотой своего переднего края. Такое средство, как дымовые шашки, которые можно выбрасывать подобно гранатам, может оказать большую помощь летчикам.

Штурмовики не раз подтверждали свое право на решающее значение в крупных операциях. Когда группа генерала Рокоссовского выполняла одну ответственную операцию, противник яростно противодействовал форсированию реки Д. Он не давал возможности навести переправы. Дело было решено вмешательством штурмовиков полковника Толстикова. Они нанесли противнику ряд сокрушительных ударов. Переправа была наведена, река форсирована. Операция получила намеченное нашим командованием развитие.

Штурмовая авиация многократно показывала себя, как действительное средство воздействия и на малые цели большой важности. Так, например, 5 августа стало известно, что в школе села В. помещается штаб крупного германского соединения, а на опушке леса у С. противник сосредоточивает большие запасы горючего. Утром 6 августа ни штаб, ни склад горючего больше не существовали – там побывали штурмовики Толстикова.

Очень удачным оказалось использование штурмовиков в борьбе с глубоким десантом противника. 6 августа наземные войска и колхозники заметили посадку большого числа транспортных самолетов противника у села С. Немедленно высланная Толстиковым девятка атаковала эти самолеты на месте посадки. На земле осталось 16 разбитых машин противника.

Высокой степени эффективности достигает налет штурмовиков на аэродромы противника, если он производится внезапно. Прекрасным примером этого служит операция над аэродромом Ш., где немцы сосредоточили значительные силы. После получения донесения об этом скоплении задача была тщательно разработана в штабе части. Каждый летчик получил точную схему аэродрома. Цели были заранее распределены. Утром состоялась атака. Появление штурмовиков над целью было настолько внезапным, что ни один из находившихся там шестидесяти вражеских самолетов не успел подняться в воздух. Половина их была уничтожена. Повторными заходами штурмовики атаковали обнаруженное по соседству с аэродромом большое скопление войск и танки числом до 50.

Серьезное значение для штурмовиков имеет уверенность в результатах их работы, в том, какое действие произвела их атака. Пехота в своих оценках работы штурмовой авиации базируется обычно на конечном воздействии воздушной атаки на противника. Если сопротивление его ослабло, пехота делает вывод об успешности атаки.

Но штурмовикам этого мало. Чтобы правильно сочетать имеющуюся у них в руках мощную боевую технику с тактикой, летчики должны ясно представлять себе обстоятельства, сопровождавшие их выход на цель при том или ином способе атаки и ее результаты. Только зная эти моменты, можно изыскать наилучшие приемы атаки, направления выхода на цель, уклонения от зенитного огня и т. д.

Очень интересным примером оперативной подвижности штурмовиков является эпизод, имевший место 17—18 августа в операции под П. 17 августа наши войска прорвали оборону противника. Вражеские части поспешно отходили, уклоняясь от нашего преследования. В бой вступили штурмовики. Они настигали отступающего противника и добивали его своим мощным огнем. При этом во время первого вылета были замечены резервы, которые противник бросил в прорыв. Следующей атакой штурмовики обрушились на эти резервы. Тем временем наши наступающие чести развивали свой успех на земле.

О том, какое впечатление производит на личный состав противника неожиданное появление самолетов над головой, можно судить по примеру почти анекдотическому. Когда старший лейтенант Джермилашвили спикировал на вражеский аэродром, он отчетливо видел большую группу фашистов, которая вместо того, чтобы разбежаться, замерла как вкопанная и подняла руки вверх, хотя было совершенно ясно, что советский летчик не может взять их в плен и, стало быть, этот жест не может спасти их от атаки.

В дни, совпавшие с окончанием второго месяца отечественной войны, штурмовики Толстикова участвовали в большой операции. Летчики части и на этот раз показали высокие образцы мужества и искусства, свойственные нашим замечательных сталинским соколам. Через каждые 30—40 минут сокрушительные атаки с воздуха обрушивались на танковые колонны противника. Лучшим свидетельством результатов, достигнутых этими действиями штурмовиков, является приказ главнокомандующего Западным направлением маршалу Советского Союза тов. Тимошенко, последовавший 23 августа:

«...21 и 22 августа враг пытался приостановить движение наших войск. Он ввел крупные силы танков, мотопехоты и с большой самонадеянностью атаковал наши части, но дни легких побед врага уже миновали. Немецко-фашистские войска уже знают это.

Славные Н-ские стрелковые дивизии – передовики нашего фронта, доблестные летчики штурмовых и истребительных частей разбили фашистские танки и заставили фашистов в беспорядке отступить. Противник потерял 130 танков, 100 автомашин, тысячи убитыми...»

Едва ли нужно что-либо добавлять к этой конкретной и высокой оценке боевой работы наших штурмовиков.

Капитан Ник. Шпанов.