Муратов Михаил Иванович

Полковник М. Муратов 

Противохимическая оборона аэродромов
// Сталинский сокол 28.09.1941

Главная задача организации ПХО аэродромов – обеспечение непрерывной плановой работы летных подразделений в условиях химических атак противника. Для этого необходимо: защитить от ОВ личный состав и обеспечить его санитарную обработку; предохранить от заражения самолеты, вооружение, автотранспорт, средства связи и другое имущество и подготовить мероприятия по их дегазации в случае заражения стойкими ОВ; подготовить все необходимое для дегазации местности и производства боевых вылетов с зараженного стойкими ОВ аэродрома; организовать химическое наблюдение и разведку.

Успешное проведение мероприятий по ПХО аэродромов возможно лишь в том случае, если весь личный состав частей практически изучит свои обязанности в условиях химического нападения противника и при ликвидации его последствии.

Мероприятия по ПХО аэродрома должны входить в боевое расписание авиационной части и разрабатываться командирами частей с помощью специалистов. Все разделы плана ПХО следует разработать с реальным учетом имеющихся сил и средств и проверить путем проведения учебных химических тревог.

Для ликвидации последствий химического нападения в помощь специальным подразделениям должны быть сформированы и обучены нештатные дегазационные команды. Совершенно необходимо учесть и использовать в целях ПХО аэродрома все местные подручные средства.

Для того чтобы своевременно обнаружить начало химического нападения, определить характер применяемого БХВ и подать сигнал «химическая тревога», резко отличающийся от всех других сигналов, на каждом аэродроме необходимо организовать постоянное химическое наблюдение. Посты химического наблюдения надо обеспечить технической связью и посыльными для отправки донесений и схем предполагаемых участков заражения.

Сигнал «химическая тревога» подается при обнаружении признаков химического нападения. Посты наблюдения должны уметь хорошо распознавать эти признаки. Это может быть характерное облако, дым при разрыве химических авиабомб или артхимснарядов и мин, облако в момент выливания ОВ с самолетов и др. Однако посты наблюдения не должны ограничиваться только наблюдением с места своего расположения. Надо посылать отдельных разведчиков в районы разрыва авиабомб и снарядов, так как возможно применение таких ОВ, которые при разрыве или выливании с самолетов не дают облака. В этом случае определить характер ОВ позволит индикация, запах.

Для определения границ участков, зараженных стойкими ОВ, и плотности заражения, а также для определения размера и направления движения волны нестойкого ОВ, высылается химическая разведка. В ее обязанность входит, кроме того, определение количества зараженных стойкими ОВ самолетов и предварительные данные о степени их заражения.

По данным химической разведки, производится расчет сил и средств на дегазацию материальной части, взлетной полосы, проходов к складам, мест стоянки самолетов, узлов связи, основных дорог и др.

При сплошном заражении аэродрома для дегазации потребуется большое количество средств и значительное время. Поэтому в подобном случае выгоднее перебазироваться на другой аэродром на срок самодегазации (испарения ОВ) зараженного аэродрома.

Если летная часть имеет срочное боевое задание, вылет производится с зараженного аэродрома. Посадка в этом случае делается на запасный аэродром. При вылете с зараженного стойкими ОВ аэродрома экипажи надо обеспечить полным комплектом защитной одежды. При посадке в самолеты зараженные защитные чулки и перчатки снимаются с тем, чтобы не внести ОВ внутрь самолета; взамен их экипажи получают запасной комплект указанных средств защиты; тотчас же плотно закрывают кабины и, не задерживаясь, взлетают. По истечении 10 минут полета противогазы могут быть сняты.

Такой же порядок устанавливается и для вылета на зараженных стойкими ОВ самолетах, но в этом случае при взлете с незараженной полосы комплект защитной одежды может быть заменен, при условии осторожной посадки в самолет, защитной накидкой, которая после посадки экипажа в самолет сбрасывается; подход экипажа к самолету и взлет производятся в противогазах: снимаются они в этом случае через 20—30 минут полета – в зависимости от степени заражения самолета.

Для предохранения от заражения стойкими ОВ самолеты должны быть рассредоточены, тщательно замаскированы и покрыты брезентами, фанерой или матами из подручных материалов; кабины и винтомоторные группы следует зачехлить и снимать чехлы только во время работы на материальной части.

Особенно тщательно надо предохранять от заражения самолеты с тканевыми покрытиями плоскостей. Такие плоскости трудно поддаются дегазации, а самые ткани частично теряют свою прочность. Дегазация зараженных самолетов производится экипажами на местах стоянки или на специально оборудованной площадке.

В плане необходимо точно предусмотреть порядок дегазации зараженных самолетов с расчетом наряда инструкторов, машин и потребного количества дегазаторов.

Дегазационные вещества должны быть распределены по различным об’ектам аэродрома, в зависимости от их предназначения и разработанного плана работ. Часть веществ и приборов слезет держать в качестве подвижного запаса на автомашинах с тем, чтобы их можно было быстро перебрасывать к месту работ.

Если при дегазации местности нехватает машин и приборов, можно разбрасывать твердый дегазатор лопатами. Участки, продегазированные на летном поле твердым дегазатором, должны быть обязательно политы водой. Это избавит от наноса пыли дегазатора при взлетах и посадках на материальную часть.

Для защиты личного состава от поражения ОВ следует оборудовать служебные помещения, бомбоубежища, щели и другие укрытия. На каждом аэродроме обязательно надо разработать мероприятия, обеспечивающие обмывку пораженных стойкими ОВ людей, и медицинскую помощь газоотравленным.

Соблюдение строжайшей химической дисциплины в значительной степени обеспечит успешность противохимической обороны аэродромов

Полковник М. Муратов.