СодержаниеПроект "Военная литература"Военная история


Генерал-полковник авиации БАТЕХИН Л.Л.
Характерные особенности организации партийно-политической работы в Военно-воздушных силах в предвоенный период и в первые месяцы Великой Отечественной войны

В своем докладе Главнокомандующий ВВС обстоятельно раскрыл опыт планирования боевой подготовки и применения Военно-воздушных сил в канун и в первые самые тяжелые, я бы сказал, критические месяцы войны.

Целью моего содоклада является раскрытие характерных особенностей партийно-политической работы в ВВС в этот же период.

Масштабность, сложность и новизна задач, решаемых Военно-воздушными силами в предвоенный период и первые месяцы Великой Отечественной войны, требовали энергичной перестройки партийно-политической работы, приведения её содержания, форм и методов в соответствие с требованиями войны.

Учитывая опыт войны с Финляндией, Политбюро ЦК ВКП(б) поставило задачу перестроить партийно-политическую работу, воспитывать личный состав в духе активной обороны, борьбы за обеспечение безопасности нашей страны и готовности в любую минуту к защите социалистического Отечества, глубже изучить имеющийся боевой опыт{40}. На главном Военном Совете Красной Армии был подвергнут резкой критике тезис о возможности легкой победы над врагом{41}.

На основании указаний Центрального Комитета партии Главное управление политической пропаганды в августе 1940 г. издало директиву "О перестройке партийно-политической работы"{42}. Партийно-политическая работа в авиации перестраивалась в соответствии с принципом — учить войска тому, что необходимо на войне. Повышались её боевитость и наступательность, влияние на усиление бдительности и боевой готовности, укрепление дисциплины.[24]

В связи с утверждением нового текста военной присяги, её принятием и вручением авиационным частям Боевых Красных Знамен наполнялась новым содержанием идеологическая и организаторская работа.

В организации партийно-политической работы особое внимание обращалось на устранение недостатков в боевом применении авиации, выявившихся в ходе войны с Финляндией, таких, как: неумение организовать и осуществлять взаимодействие с наземными войсками; слабая подготовка к полетам по приборам и в сложных метеоусловиях; недостаточная групповая слетанность и штурманская подготовка; низкая точность бомбометания; высокий уровень небоевых потерь; отсутствие у истребителей твердо закрепленных навыков ведения группового боя и другое{43}.

В предвоенный период партия принимала меры по стимулированию повышения квалификации летного состава. В декабре 1940 г. в соответствии с уровнем летной подготовки устанавливается деление военных летчиков и штурманов на три класса. Летный состав, повысивший свою классность, ежемесячно получал денежное вознаграждение{44}.

Большое значение в деле повышения подготовки авиационных кадров совершенствования партийно-политической работы имели постановления Центрального Комитета партии и Советского правительства от 25 февраля 1941 г. "О реорганизации авиационных сил Красной Армии" и от 10 апреля 1941 г. "О реорганизации системы тыла ВВС Красной Армии".

В соответствии с ними партполитработа претерпевала перестройку, совершенствование, уточнение содержания, форм и методов.

В связи с развитием авиации, формированием новых авиачастей значительно возросла потребность в кадрах авиационных политработников, быстро численно рос партийный и комсомольский актив. Это потребовало совершенствования работы по подготовке и усовершенствованию политработников, обучению и воспитанию партийного и комсомольского актива.

Подготовка авиационных политработников старшего и высшего звена велась в Военно-политической академии имени В.И.Ленина и Высшем военно-педагогическом институте Красной Армии имени М.И.Калинина. С 1939 г. широкое развитие получило вечернее и заочное обучение при Военно-политической академии имени В.И.Ленина. Старший и высший политсостав авиации проходил переподготовку при Военной академии РККА имени М.В.Фрунзе и Военной академии командного и штурманского состава ВВС Красной Армии{45}.

Летающие политработники эскадрильского звена готовились на шестимесячных курсах в Борисоглебской, Качинской, Энгельской и Харьковской авиационных школах{46}. Подготовку нелетного политического состава вели всеармейские учебные заведения и курсы при политуправлениях военных округов. В 1941 г. было создано специализированное Смоленское военно-политическое училище по подготовке политработников ВВС Красной Армии{47}. [25]

Большое внимание уделялось изучению, обобщению и внедрению опыта организации партийно-политической работы, накопленного в предвоенные годы.

В боевой обстановке партийно-политическая работа направлялась на мобилизацию личного состава на успешное выполнение боевых задач. В связи с отсутствием лостаточного времени на проведение широких массовых мероприятий основными формами мобилизации воинов на успешный разгром врага были митинги, беседы, призывы, повседневная индивидуальная работа с летным и инженерно-техническим составом по специальностям. Характерной особенностью партийно-политической работы в авиационных частях являлось повышение роли командиров в проведении и усилении партийного влияния на все стороны летной работы.

Важное место в партийно-политической работе отводилось обеспечению личной примерности командиров, политработников, партийного актива. Их героические поступки, опыт успешного выполнения боевых задач постоянно анализировался и пропагандировался. Личный состав Военно-воздушных сил учился, воспитывался на опыте героев-интернационалистов С.И. Грицевца, Г.П. Кравченко, Я.В. Смушкевича, П.В. Рычагова, А.К. Серова, С.П. Супруна, В.С. Хользунова и многих других.

В связи с перевооружением и переучиванием личного состава на новую авиационную технику шел поиск эффективных форм и методов проведения партийно-политической работы по мобилизации авиаторов на быстрое, качественное изучение и умелое применение новых самолетов.

В 1941 г. в соответствии с требованиями приказа Наркома обороны СССР от 11 марта 1941 г. "О повышении качества боевой подготовки строевых частей ВВС, переучивания на новые типы самолетов и обучения бомбометанию с пикирования" боевая подготовка в строевых частях делилась на два этапа{48}. В ходе первого этапа летный состав, окончивший школы в конце 1940 г. и летный состав, ранее не обученный боевому применению в составе экипажа, звена и эскадрильи, обучался боевым действиям днем в простых метеорологических условиях. В ходе второго этапа отрабатывались задачи подготовки эвена, эскадрильи и полка к боевым действиям в сложных метеоусловиях. Все это требовало изменения, конкретизации содержания проводимой партийно-политической работы.

Накануне войны в авиации широкое развитие получило социалистическое соревнование. Основным содержанием договоров о социалистическом соревновании между частями являлись вопросы повышения качества летной подготовки, безопасности полетов, укрепления воинской дисциплины, политико-морального состояния личного состава{49}. [26]

Для поощрения победителей социалистического соревнования в РККА, ВВС и округах устанавливались различные формы поощрения. Так, 27 мая 1940 г. Нарком обороны СССР учредил шесть переходящих Красных Знамен для авиационных соединений и восемь Красных Знамен для авиационных частей{50}.

Учитывая неизбежность столкновения с фашистской Германией, при организации партийно-политической работы в начале 1941 г. значительно больше стало уделяться внимания формированию у воинов-авиаторов высоких морально-политических и боевых качеств, воспитанию их на героических подвигах личного состава ВВС в предвоенные годы. Она отличалась большой оперативностью и конкретностью, направлялась на успешное выполнение реальных боевых задач, воспитание высоких бойцовских качеств, стойкости, уверенности в победе при ведении воздушного боя.

Меры, принимаемые партией накануне войны по совершенствованию партийно-политической работы, в целом обеспечивали высокий моральный дух личного состава и решение задач, стоявших перед ВВС.

В результате масоированных ударов превосходящего противника и ожесточенных воздушных боев советские ВВС в первый день войны потеряли около 1200 самолетов. Однако советские летчики не дрогнули и самоотверженно сражались со значительно превосходящим по силе и боевому опыту противником, проявляя при этом образцы исключительного мужества, героизма и воинского мастерства. Только 22 июня нашими летчиками было совершено около 6 тысяч самолето-вылетов и уничтожено в воздушных боях свыше двухсот фашистских самолетов{51}. А в период с 22 июня по 19 июля, то есть менее чем за месяц, враг потерял уже около 1300 самолетов. Таких потерь он не знал ни при вторжении во Францию, Бельгию, Голландию, ни при налетах на Англию.

В сложнейших условиях войны партия разработала и осуществила программу защиты социалистической Родины, укрепления её Вооруженных Сил, в том числе ВВС.

Великая Отечественная война вызвала дальнейшую перестройку партийно-политической работы. Суть её сводилась к полному подчинению деятельности командиров, политработников, всех коммунистов и комсомольцев интересам борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Перестройка затронула организационную структуру партполитаппарата ВВС, содержание, формы и методы партийно-политической работы. [27]

Важнейшими мероприятиями з деле перестройки партийно-политической работы в ВВС, в Вооруженных Силах в целом явились восстановление политорганов и учреждение института военных комиссаров в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 июля 1941 г. "О реорганизации органов политической пропаганды и введении института военных комиссаров в Рабоче-Крестьянской Красной Армии".

Восстановление политорганов способствовало оживлению организационно-партийной работы, улучшению руководства партийными организациями, создавало условия для усиления всей партийно-политической работы, повышения её роли в решении задач, стоящих перед авиацией.

Введение военных комиссаров было чрезвычайной мерой, вызванной конкретно сложившейся обстановкой. Они назначались в эскадрильи, полки, дивизии, корпуса, а также во все штабы, военно-учебные заведения. В ротах вводился институт политических руководителей.

На должности комиссаров назначались наиболее подготовленные политработники. 96% назначенных комиссаров авиационных полков располагали значительным опытом партийно-политической работы, а 80% имели военно-политическое образование. Комиссары всемерно помогали командирам в решении боевых задач, стоящих перед авиационными частями и подразделениями. Их согласованная работа способствовала повышению боеспособности авиации, стойкости в ожесточенных боях с авиацией противника.

Переход от мирного к военному времени требовал осуществления оперативных мер по подготовке, расстановке, обучению и воспитанию авиационных политработников. Плодотворно продолжали их обучение и воспитание военно-политические учебные заведения. Только за период с 22 июня по 27 сентября 1941 г. они выпустили 1375 авиационных политработников. На военно-воздушном факультете академии имени В.И.Ленина одновременно обучались 300 человек{52}.

Особого внимания к себе требовали политработники, призванные из запаса. Несмотря на то, что они прошли обучение на курсах в военно-политических училищах, уровень их военной подготовки был недостаточным, слаб опыт проведения партийно-политической работы. А численность политработников запаса была значительной. К середине 1942 г. среди политсостава ВВС они составляли свыше 30%. Особого внимания требовал к себе также партийный и комсомольский актив. Основной формой его учебы в боевых условиях было индивидуальное инструктирование.

По мере возможности проводились семинары с комиссарами, партийным и кдмсомольским активом. Так, в октябре 1941 г. политорганы авиационных соединений Ленинградского фронта провели семинары парторгов, а в ноябре 1941 г. — семинары комиссаров эскадрилий с обменом опытом проведения партийно-политической работы. [28] В эскадрильях проводились показательные разборы итогов боевой работы за день, совещания боевого актива. Это способствовало оживлению партийно-политической работы.

Война поставила перед командирами, политорганами и партийными организациями ВВС сложные задачи, решение которых обязывало: усилить разъяснение авиаторам характера и целей войны, преодолевать элементы благодушия и беспечности, бороться с недооценкой сил противника, с одной стороны, и переоценкой его сил и возможностей, с другой стороны; обеспечить активные действия, оперативно изучать и внедрять боевой опыт, воспитывать личный состав в духе советского патриотизма и священной ненависти к немецко-фашистским захватчикам. Помимо общих задач, каждому политоргану, партийной организации приходилось решать свои, особые задачи, которые вытекали из характера боевой деятельности части, соединения, обстановки на данном участке фронта, политико-морального состояния личного состава.

Война потребовала изменения также форм и методов партийно-политической работы. Изменилось соотношение между агитацией и пропагандой. На первый план выдвинулась массовая политическая агитация. Был осуществлен переход от марксистско-ленинской подготовки и политзанятий, являвшихся основными формами политического воспитания личного состава в мирное время, к агитации путем бесед, политинформаций, докладов, пламенных выступлений ораторов перед боем. Неизмеримо возросло значение индивидуальной работы с людьми, личного примера командиров, политработников, коммунистов.

Оперативная перестройка партийно-политической работы во многом способствовала быстрому устранению недостатков в организации боевых действий и политико-воспитательной работы с личным составом ВВС. В напряженных воздушных боях не только отдельные летчики, но и целые части и соединения стали проявлять высокую организованность и боеспособность. Особенно это проявилось в битве под Москвой. Наша авиация зимой 1941 г. завоевала господство в воздухе на Московском стратегическом направлении.

С первой минуты воины-коммунисты Военно-воздушных сил шли в авангарде борцов за свободу и независимость нашей Родины. Они решительно вступали в воздушные бои, не считаясь с численностью вражеских самолетов, показывали этим личный пример всему летному составу. Героические подвиги коммунистов ВВС в первые месяцы войны высоко были отмечены партией и правительством. Из 286 воинов-авиаторов, удостоенных в первом периоде Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза, 253 были коммунистами. [29]

В целях укрепления армейских партийных организаций Центральный Комитет партии в августе и декабре 1941 г. принял постановления, в которых был упрощен порядок приема в партию для воинов, отличавшихся в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Это позволило значительно пополнить партийные организации, причем за счет самых лучших защитников Родины. В ВВС ежемесячно стали принимать в среднем около 4000 авиаторов в кандидаты и около 1500 — в члены ВКП(б). По сравнению с предвоенным периодом прием в партию возрос примерно в семь раз{53}.

Быстрый рост партийных рядов способствовал увеличению партийной прослойки в ВВС. К середине 1942 г. партийная прослойка достигла 22%, среди летчиков она превысила 47%, а штурманов — 57%{54}. Большинство руководящего состава ВВС являлись коммунистами.

В первые же дни остро встала задача совершенствования боевой выучки, освоения боевого опыта. Первые бои показали, что советские летчики уступали противнику в умении ведения воздушного боя. Маршал авиации Степан Акимович Красовский отмечал, что

"нашим летчикам не хватало боевого опыта ... Враг, вооруженный опытом, полученным в боях в Западной Европе, нередко применял более совершенные тактические приемы. Советским же летчикам приходилось искать новые методы борьбы в ходе боевых действий. И это стоило жертв".

В авиации еще встречались отдельные летчики и даже командиры, которые ошибочно считали, что фронт — не академия, что на войне нужно воевать, а не учиться. Поэтому Центральный Комитет партии, учитывая эти недостатки, указал на необходимость повседневной заботы о росте боевого мастерства летного состава. Важная роль в решении этих задач отводилась партполитработе. Она направлялась на тщательный анализ успехов и недостатков в боевой деятельности авиаторов, совершенствование организации боевых вылетов, поиск и внедрение новых тактических приемов, улучшение штурманской и стрелковой подготовки молодого летного состава, обобщение и внедрение накопленного положительного боевого опыта. В июле 1941 г. в партийных организациях состоялись собрания, совещания партийного актива, на которых коммунисты обсуждали итоги первых дней войны, анализировали причины неудач, намечали пути устранения выявившихся недостатков в боевой деятельности.

Командиры, политорганы и партийные организации применяли эффективные методы по совершенствованию боевого мастерства летного состава. Учеба шла и в воздухе, и на земле. [30]

Особое внимание в партийно-политической работе обращалось на воспитание у летного состава высокой бдительности, постоянной осмотрительности в воздухе, так как излюбленным приемом фашистских стервятников были внезапные налеты на аэродромы, удары со стороны солнца, из-за облаков, использование опознавательных знаков советской авиации. Велась значительная разъяснительная и организаторская работа по обеспечению скрытого и рассредоточенного базирования, соблюдению правил маскировки, организации надежной охраны аэродромов. Опытные летчики учили товарищей быстрому разоблачению уловок фашистов, правильному распределению внимания, тактически грамотному построению маршрутов полета, соблюдению наивыгоднейшего для кругового обзора строя, а также важности первым обнаружить и атаковать противника{55}.

В целях поощрения летного и инженерно-технического состава, проявившего мужество и героизм, Коммунистическая партия применяла различные средства морального и материального поощрения. Так, в августе 1941 г. Нарком обороны СССР издал приказ о порядке награждения летного состава ВВС за успешную боевую деятельность. В соответствии с этим приказом, например, в истребительной авиации за три сбитых самолета противника летчик представлялся к правительственной награде, а за десять сбитых самолетов — к присвоению звания Героя Советского Союза. Вводилось также и денежное вознаграждение за сбитые самолеты противника.

С первых дней войны командиры, подиторганы и партийные организации ВВС уделяли большое внимание формированию у авиаторов высоких морально-политических и боевых качеств, воспитывали их в духе советского патриотизма, дружбы народов СССР, верности воинскому долгу, веры в правоту нашего дела и нашу победу.

Большие потери авиационной техники, вынужденное отступление нашей армии в глубь страны и связанные с этим частые перебазирования на новые аэродромы, отсутствие четкого централизованного управления, распространяемые фашистами провокационные слухи породили среди части авиаторов элементы неорганизованности, растерянности и даже паники. От командиров, политорганов, партийных организаций потребовались неотложные меры по устранению этих недостатков, укреплению дисциплины и организованности личного состава.

Мобилизации авиаторов на самоотверженную борьбу с гитлеровцами способствовала волна митингов и собраний, прокатившаяся в первые дни войны по частям Военно-воздушных сил. На них принимались резолюции, призывавшие авиаторов на беспощадную борьбу с фашизмом. [31]

Центральный Комитет партии и Советское правительство принимали действенные меры по усилению идейно-политического воспитания советских воинов. В июле 1941 г. Нарком обороны СССР и Главное политическое управление направили обращение к военным советам, политработникам и комиссарам, в котором призывали их быть подлинными представителями партии в Вооруженных Силах, умножать героические традиции гражданской войны и Халхин-Гола, постоянно усиливать связь с массами, показывать личный пример в бою, улучшать руководство партийно-политической работой.

Особую роль в сложных боевых условиях приобретало живое слово. Была поднята роль штатных агитаторов. Они были введены в штаты, начиная с Главного политического управления и заканчивая полком. Во всех частях и подразделениях создавались группы низовых агитаторов{56}.

Опыт войны показал, что нельзя победить врага, не научившись его ненавидеть. В связи с этим командиры, политорганы и партийные организации вели большую работу по воспитанию авиаторов в духе ненависти к фашистским захватчикам. Разъясняли им, что личный состав гитлеровской армии, одурманенный и развращенный нацистской пропагандой, насквозь пропитан ненавистническими идеями и служит послушным орудием фашистской диктатуры. Личному составу на основе документальных материалов рассказывалось о чудовищных злодеяниях фашистов, грабежах и убийствах мирных жителей. Это побуждало его беспощадно громить фашистов, мстить за смерть своих матерей и отцов, братьев и сестер, жен и детей. Действенной формой воспитания авиаторов в духе ненависти к немецко-фашистским захватчикам были митинги в местах их злодеяний.

Широкий размах в авиации получила пропаганда героического прошлого нашего народа, популяризация лучших боевых традиций русской армии и военного мастерства полководцев А. Невского, Д. Донского, Д. Пожарского, А. Суворова и М. Кутузова, показ героизма замечательных летчиков П. Нестерова, Е. Крутеня, К. Арцеулоаа, Г. Сапожникова и многих других.

При этом особое место отводилось популяризации подвигов советских летчиков и штурманов. Об их героических делах сообщалось в приказах, газетах и журналах, беседах, листовках. На подвигах героев воздушных сражений воспитывались новые поколения авиаторов{57}.

Всестороннее исследование и осмысление опыта партийно-политической работы, её оперативной перестройки в соответствии с быстро изменившейся обстановкой накануне и в первые месяцы войны вносит значительный вклад в развитие теории и практики партийного строительства, [32] помогает целенаправленнее организовывать и эффективнее осуществлять партийно-политическую работу в Военно-воздушных силах.

Исторический опыт позволяет сделать следующие выводы

Во-первых. Победа в Великой Отечественной войне достигнута в результате мудрого руководства Ленинской партии, которая сумела мобилизовать советский народ на священную борьбу против фашистских захватчиков.

Руководство партии является основой .дальнейшего повышения качества летной подготовки, боевой выучки и идейной закалки авиаторов.

Во-вторых. Основное внимание в жизни и деятельности авиационных частей и соединений должно уделяться постоянному повышению боевой готовности. Необходимо сосредоточивать усилия на дальнейшем улучшении качества боевой подготовки, на разработке и применении новых тактических приемов, отвечающих нынешнему качественному состоянию авиации. В центре внимания должны находиться вопросы освоения авиаторами новой техники, мастерского её применения, обеспечения безаварийной летной работы.

В-третьих. Возросшее значение имеет идейная, морально-политическая и психологическая закалка авиаторов. Современный воздушный бой предъявляет большие требования к морально-волевой закалке летного состава. Задача заключается в том, чтобы на базе высокой идейной убежденности и отличного воинского мастерства авиаторов развивать и укреплять у них несгибаемый моральный дух, постоянную психологическую готовность в самой сложной обстановке успешно выполнить воинский долг. [33]


Дальше