СодержаниеПроект "Военная литература"Военная история


Генерал-полковник авиации П.И. Белоножко
Оперативно-стратегическое развертывание, создание группировки советских ВВС в западных приграничных военных округах в первой половине 1941 года.

Организация управления и взаимодействия с сухопутными войсками

В своем содокладе разрешите остановиться на мероприятиях, проводимых перед началом Великой Отечественной войны по организационной структуре ВВС; созданию авиационной группировки советских ВВС в западных приграничных военных округах; управлению авиационными объединениями, соединениями и частями; организации взаимодействия с сухопутными войсками в операциях первых месяцев Великой Отечественной войны. Необходимость рассмотрения этих вопросов целесообразна; потому, что имевшие в них место недостатки отрицательно сказались на характере и эффективности боевых действий авиации в начальном периоде войны, они актуальны и сейчас. Их нельзя не учитывать при разработке концепции развития и применения ВВС в современной войне.

Перед Великой Отечественной войной большое влияние на организационную структуру ВВС оказал опыт советско-финляндской войны. Обобщая опыт войны, комиссия, возглавляемая заместителем Наркома обороны СССР Маршалом Советского Союза Г.И.Куликом, пришла к заключению, что структура с непосредственным подчинением авиации общевойсковым командирам должна быть принята на будущее и распространена на все Военно-воздушные силы. Эта же идея была сформулирована в отчете начальника Главного управления ВВС Красной Армии генерал-лейтенанта авиации Я.В.Смушкевича об итогах, боевых действий ВВС ка Карельском перешейке. В нем говорилось:

"С полной несомненностью доказана необходимость подразделения Военно-воздушных сил на армейскую авиацию, специально предназначенную для взаимодействия с наземными войсками, и оперативную, действующую в интересах операций и войны".

Эти выводы и легли в основу новой организационной структуры ВВС. Авиация в масштабе военного округа (фронта) включала фронтовой комплект, армейскую авиацию и войсковую авиацию. [43] При данной структуре командующий ВВС Красной Армия фактически был лишен возможности управлять ВВС военных округов (фронтов). Такая структура оставалась практически неизменной до мая 1942 г. и себя не оправдала.

Анализ группировок авиации сторон, развернутых вдоль западной границы Советского Союза, показывает недостаточную информированность советского военного руководства о замысле предполагаемых действий противника, осуществлявшего подготовку к реализации плана "молниеносной войны" против СССР. В соответствии с замыслом немецкого командования наиболее сильной являлась группа армий "Центр", предназначавшаяся для наступления на смоленском направлении. По его расчетам, Красная Армия на этом направлений должна была сосредоточить свои главные сил как в начале войны, так и на последующих ее этапах, когла будет возникать угроза Москве. Действия группы армий "Центр" поддерживал 2 ВФ, включавший 34% сил авиации, развернутой на советско-германской границе. Этой группировке противостояли, главным образом, ВВС Западного особого военного округа, в состав которого входило 25% сил ВВС приграничных военных округов. Основные же силы (до 40%) были развернуты на Юго-Западном и Южном направлениях (см.схему 1). Такое распределение сил авиации явилось ошибочным. Оно отрицательно повлияло на ход вооруженной борьбы и стало одной из причин больших потерь авиации именно на Западном направлении в первые дни войны.

Существенным недостатком созданной на территории приграничных военных округов авиационной группировки было низкое качественное состояние ее самолетного парка. Из 7 133 боевых самолетов на цолю новых типов приходилось всего 1 448 самолетов, что составляло немногим более 20%{60}.

Оценивая уровень боевой подготовки летных экипажей, следует сказать, что в период с 1936 по 1940 г. значительное количество авиационных частей получило боевой опыт на озере Хасан и реке Халхин-Гол. Только в войне с Финляндией одна треть авиачастей принимала участие в боевых действиях. Некоторая часть нашего летного и руководящего состава ВВС в 1936 — 1938 гг. получила боевой опыт в Испании и Китае, участвуя в боях добровольцами. Однако он изучался, обобщался и внедрялся в практику обучения и воспитания личного состава ВВС недостаточно. Элементы зазнайства проявлялись у значительной части руководящих кадров ВВС в [44] поверхностном изучении вероятного противника, игнорировании его боевого опыта и переоценке своего собственного опыта. Мало внимания уделялось изучению опыта начавшейся второй мировой войны в Европе. Если летный состав неплохо знал технику вероятного противника, то вопросы тактики и оперативного искусства ВВС изучались им поверхностно.

Обращает на себя внимание большой некомплект летных экипажей. На 1 июня 1941 г. в ВВС пяти приграничных военных округов переучивалось или вводилось в строй 1377 экипажей. Именно такого количества экипажей и не хватало для полного укомплектования частей по количеству боевых самолетов.

Низким был уровень подготовки летного состава к выполнению боевых задач. Только 1062 экипажа, или 17,9%{61} всего боевого состава ВВС приграничных военных округов могли выполнять боевые задачи днем в сложных метеоусловиях. Еще хуже дело обстояло с подготовкой ночью. В простых метеоусловиях было подготовлено 1080 экипажей (18,2%) и в сложных — всего 44 экипажа — (0,7 %){62}.

Крайне медленно шло переучивание экипажей на новую авиационную технику. Если на 22 июня 1941 г. в ВВС западных приграничных военных округов имелось 1448 самолетов новых типов, то количество экипажей, переучившихся на них, было всего 208. Из этого количества лишь 4 экипажа были подготовлены к выполнению боевых задач днем в сложных метеорологических .условиях. Ночью в простых метеоусловиях на новых самолетах могли вести боевые действий только лишь 4 экипажа и ни одного экипажа в СМУ.

Наращивание авиационной группировки накануне войны требовало большого количества аэродромов, ускоренного развития аэродромной сети, поскольку она не обеспечивала рассредоточенное базирование авиационных соединений и частей. В большей степени это касалось территории областей, которые присоединились к СССР незадолго до начала войны. Многие аэродромы не имели необходимого оборудования, подъездных путей, средств связи. Почти все они по своему оборудованию могли обеспечивать полеты только старых типов самолетов. Большинство из них в период осенне-весенней распутицы становились непригодными для эксплуатации. Взлетно-посадочные полосы с искусственным покрытием, на которых можно было производить полеты круглый год, имелись только на незначительном количестве аэродромов. Наличие аэродромов и план развития аэродромной сети по состоянию на 1 мая 1941 г. можно проследить по схеме № 1. [45]

В целях расширения аэродромной сети и выполнения сроительных работ лишь весной 1941 г. было сформировано 100 аэродромно-строительных батальонов, создана новая организация — Главное управление аэродромного строительства. В целом к концу 1941 г. все пять военных округов должны были располагать 950 аэродромами{64}.

Глубина базирования авиационных частей была различной и составляла в среднем: для истребительной и штурмовой авиации — 60 —110 км, бомбардировочной авиации — 12 — 300 км. Однако некоторые соединения, в том числе и истребительные, в Западном и Киевском особых военных округах базировались на глубине до 400 — 450 км от госграницы. И, наоборот, ряд аэродромов истребительной авиации находился в непосредственной близости от государственной границы. Например, аэродром Далубово (126 иап 9 сад) находился в 10 км, Чунев (28 иап 15 сад) — в 15 км, Черновцы (149 иап 64 иад) — в 20 км. Почти на всех этих аэродромах имелось до 80 — 100 самолетов: на аэродроме Далубово — 50 МиГ-3, 23 И-16; Чунев — 63 МиГ-3, 20 И-16; Черновцы — 67 И-16 и И-153, 64 МиГ-3. Большая часть самолетов новых типов находилась на передовых аэродромах.

Общая глубина авиационной группировки приграничных военных округов составляла 370 — 500 км. Такая организация базирования фронтовой авиации, с одной стороны, заранее обрекала значительную часть нашей авиации на явное уничтожение с самого начала военных действий, с другой — не обеспечивала своевременную и эффективную поддержку оборонявшихся войск.

Как и в ВВС приграничных военных округов, в дальнебомбардировочной авиации Главного командования большой удельный вес составляли самолеты старых конструкций. Экипажи ее были подготовлены к выполнению боевых задач в основном днем в простых метеорологических условиях. Глубина базирования соединений и частей ДБА ГК составляла от 300 до 900 км, при этом основная их часть базировалась в 600 — 800 км от госграницы. Столь большая глубина базирования хотя и повышала живучесть дальнебомбардировочной авиации, но и одновременно существенно сокращала глубину воздействия по противнику, особенно экипажами на устаревших типах самолетов.

В целом к началу Великой Отечественной войны Советский Союз имел на западе для отражения агрессии с учетом ВВС приграничных военных округов, дальнебомбардировочной авиации и авиации флота достаточно многочисленную авиационную группировку, насчитывающую около 10 тыс. боевых самолетов (см. таблицу). [46]

Анализ соотношения родов авиации показывает, что авиационная группировка в большей степени была способна выполнять оборонительные, а не наступательные функции.

Сравнительный анализ организационной структуры ВВС сторон дает основание утверждать, что ВВС фашистской Германии в большей степени отвечали требованиям совместных действий с другими видами вооруженных сил, массированного их применения на важнейших направлениях. Что же касается советских ВВС, то они были раздроблены, что ограничивало возможности по их массированному применению на главных направлениях в решающие периоды боевых действий.

Слабым местом являлось отсутствие авиационных соединений Резерва Главного командования. Использование для этих целей авиасоединений ВВС внутренних военных округов не в полной мере решало данную проблему, так как эти соединения предполагалось применять только для пополнения ВВС фронтов.

Незавершенность перехода авиационного тыла на новую оргструктуру существенно снижала маневренные возможности авиационных соединений и частей и затрудняла их материально-техническое обеспечение. ВВС же фашистской Германии таких недостатков не имели. [47]

Опыт начала Великой Отечественной войны показал, чти насколько несовершенной была оргструктура ВВС, настолько оказалась несовершенной и система управление силами авиации. Это усугублялось к тому же крайне неудовлетворительной оснащенностью соединений и частей средствами связи, особенно с началом военных действий.

Переход авиационных штабов с одних штатов на другие получил довольно широкое распространение, особенно в первые месяцы войны. Зачастую изменения в расстановке людей, отделов в штабах, ликвидация целых звеньев в цепи управления и создание новых мешали слаженности в работе органов управления, не давали возможность накопить опыт. Поэтому работа некоторых авиационных штабов характеризовалась низкой оперативностью, плохим знанием обстановки генералами и офицерами. Это приводило к тому, что соединениям и частям ставились нереальные задачи, времени на подготовку к боевым действиям отводилось недостаточно. Боевые задачи авиационным дивизиям ставились, как правило, за 3 — 4 часа и менее до вылета. Опыт войны показал, что для качественной подготовки авиационного соединения к выполнению поставленной задачи требовалось не менее 10 — 12 часов.

Поскольку подготовка велась, как правило, в условиях острого дефицита времени и высокой степени неопределенности относительно действий противника, планирование осуществлялось на короткий срок и носило общий характер. В силу отсутствия опыта работы у отдельных исполнителей отработка документов занимала непозволительно много времени.

Задачи объединениям фронтовой авиаиии ставились обычно на период боевых действий боевым приказом или директивой командующего войсками фронта. Авиационные соединения и части получали задачи на день, а при организации сосредоточенных ударов — на вылет. Постановка боевых задач осуществлялась боевыми приказами и боевыми распоряжениями. Эти документы доставлялись до исполнителей либо офицером связи на автомобиле или самолетом, либо передавались по техническим средствам связи. В последнем случае время на постановку задачи соединениям составляло от 2 до 8 — 10 часов, а частям — до 14 — 16 часов. Такая задержка объяснялась прежде всего перегрузкой проводной связи и боязнью использования радиосвязи, плохой организацией скрытого управления войсками. Нужно признать, скрытному управлению войсками внимания уделялось недостаточно. В полках зачастую даже не было таблиц позывных летного состава, не хватало шифровальщиков. Например, штаб ВВС армии по штату имел всего одного специалиста. В связи с отсутствием документов по скрытому управлению войсками имели место случаи постановки боевых задач по радио открытым текстом. Так, например, 3 июля 1941 г. была передана незашифрованная радиограмма следующего содержания: [48]

"Всем соединениям ВВС Западного фронта немедленно, всеми силами эшелонированными группами уничтожить танки и переправы в районе Бобруйск, Павлов, Тагорский"{66}.

Безусловно, рассчитывать на успех выполнение этой задачи едва ли было реальным.

Как ранее сказано, значительная часть (50%) фронтовой авиации находилась в подчинении командующих общевойсковыми армиями. Поскольку эти силы авиации предназначались для действий в тесном взаимодействии с сухопутными войсками, чрезвычайно важно было обеспечить гибкое и непрерывное управление ее частями. Для этих целей в соединениях сухопутных войск предполагалось создать развитую систему пунктов управления и широко осуществлять в общевойсковых штабах авиационное представительство. Однако реализовать эти замыслы с началом войны не удалось. Для организации системы наведения и целеуказания самолетам в соединениях сухопутных войск у авиационного командования не было ни сил, ни средств. В результате начавшейся в марте 1941 г. реорганизации части авиационного тыла и входившие в них подразделения связи были выведены из состава авиационных соединений. Таким образом была ликвидирована основа для создания авиационных пунктов управления в сухопутных войсках. Невозможность создания развитой системы пунктов управления обусловливалась и низкой мобильностью авиационной связи, базировавшейся на проводных средствах, а также ее высокой уязвимостью от воздействия противника. Об этом красноречиво свидетельствует опыт начального периода Великой Отечественной войны. Известно, что в ночь на 22 июня 1941 г. в тыл советских войск было заброшено большое количество диверсионных групп (численностью от 4 — 5 до 15 — 20 человек в каждой ) с задачей нарушить проводные линии связи, дезорганизовать управление войсками. В первые же часы войны эти группы совместно с фашистской авиацией вывели из строя большое количество радиостанций, узлов и линий государственной и военной связи. В результате было потеряно управление отдельными соединениями и частями фронтовой авиации.

Отсутствие связи между пунктами управления сухопутных войск и авиацией в воздухе, а также примитивная организация обозначения переднего края приводили к тому, что удары наносились на значительном удалении от своих войск. Это не позволяло поддерживаемым войскам в полной мере использовать результаты ударов авиации.

Затраты времени на сбор и передачу заявок на применение авиации, прохождение их в штабах, постановку задач и подготовку экипажей обусловливали невозможность перенацеливания авиации на решение вновь возникших задач. Как правило, заявки общевойсковых штабов удовлетворялись бомбардировочными и штурмовыми авиационными частями и подразделениями только на следующий день. [49]

Задачи истребительным авиационным соединениям и частям на прикрытие войск ставились неконкретно, взаимодействие со службой ВНОС не организовывалось, истребители в зонах действовали самостоятельно. Так, в июле 1941 г. 11 смешанной авиадивизии боевым распоряжением была поставлена задача:

"... Командующий ВВС приказал к 14.00 прикрывать всем составом истребителей наши войска от налетов авиации противника в районе: Могилев исключительно, ст.Быков, Васюковичи, юго-восточнее Могилева 40 км. Задача по прикрытию железнодорожных перевозок отменяется"{67}.

Как видите, ни вопросы организации управления, ни взаимодействия в этом документе не отражены совершенно.

Следует подчеркнуть, что недостаточно высокая профессиональная подготовка офицеров штабов, частая сменяемость базирования авиационных соединений и частей в условиях отступления советских войск явились важнейшими факторами, обусловившими состояние управления Военно-воздушными силами в первые месяцы Великой Отечественной войны.

Каковы же основные выводы из всего сказанного?

Опыт оперативно-стратегического развертывания и боевых действий советских ВВС в первые месяцы Великой Отечественной войны показал, что Народный Комиссариат обороны положение дел в Военно-воздушных силах знал недостаточно, не учитывал экономические, мобилизационные возможности нашей страны. Массовым раздуванием штатов накануне войны был создан большой некомплект в личном составе, средствах управления. В создавшейся обстановке основное внимание должно было быть обращено на подготовку кадров, повышение уровня исправности авиационной техники и обеспечение рассредоточенного базирования авиации, что в значительной степени способствовало бы повышению боевой готовности Военно-воздушных сил. Этого сделано не было.

Контроль за уровнем боевой подготовки авиасоединений и частей был низким, осуществлялся несвоевременно и недостаточно. Живая связь, повседневное конкретное руководство подменялось потоком директив. Выезды в войска в основном носили характер инспектирования, а не показа и обучения личным примером.

Советские Военно-воздушные силы вступили в войну, не завершив полностью оперативно-стратегическое развертывание. Анализ количественно-качественного соотношения сил авиации сторон показывает, что количественное превосходство было на стороне советских ВВС, но в качественном отношении они значительно уступали ВВС фашистской Германии. Боевой состав немецкой авиации был представлен новыми типами самолетов. Самолетный же парк советских ВВС на 80% был укомплектован старой техникой. Надо признать, что в вопросах оперативного применения наша авиация также имела значительные недостатки. [50]

Уровень боевой подготовки летного состава фашистских ВВС, который уже имел богатый опыт ведения боевых действий, был значительно выше, чем у советских летчиков, которые имели малый налет, были подготовлены к ведению боевых действий преимущественно днем в простых метеорологических условиях, имели недостаточный опыт боевого применения со сложным видом маневра и ночью. Процесс переучивания летного состава на новую авиационную технику и ее освоения осуществлялся крайне низкими темпами.

Недостаточно развитая аэродромная сеть, низкая оснащенность аэродромов средствами связи, материально-техническими средствами, порой безответственный подход к организации базирования фронтовой авиации приграничных военных округов и неиспользование оперативных аэродромов для рассредоточения авиации в угрожаемый период явились одними из главных причин крупных потерь авиации с началом войны.

Советские Военно-воздушные силы перед началом Великой Отечественной войны не имели хорошо отлаженной системы управления. Пункты управления не были развернуты полностью. Наземная связь не обеспечивала надежное управление войсками, в частях и подразделениях был большой некомплект в средствах связи и специалистах. Основу ее составляли проводные средства, которые были уязвимы от средств поражения и недостаточно мобильны. Управление авиационными соединениями, частями и подразделениями в воздухе по радио было отработано недостаточно из-за острого недостатка самолетных и наземных радиостанций, их ограниченных возможностей и неумелого применения личным составом. Это в значительной степени обусловило несвоевременное приведение авиационных соединений и частей в боевую готовность.

Все сказанное ранее свидетельствует о том, что противнику удалось упредить советские ВВС в готовности к вступлению в войну. Он получил значительные преимущества, что оказало огромное влияние на неблагополучный для советских ВВС исход боевых действий в начальном периоде Великой Отечественной войны. Эти факторы нельзя не учитывать в современных условиях. [51]


Дальше