СодержаниеПроект "Военная литература"Военная история


Генерал-лейтенант медицинской службы в отставке Рудный Н.М.
Организация медицинского обеспечения боевых действий авиации в предвоенный период и в первые месяцы Великой Отечественной войны

Становление и развитие медицинской службы Военно-воздушных сил в предвоенные годы неразрывно связано с совершенствованием военной авиации: поступлением на вооружение более сложных типов самолетов с высокими летно-техническими характеристиками, усложнением форм и способов их боевого применения, возрастанием воздействия на организм летчика неблагоприятных факторов в различных видах полетов (высотные полеты, полеты с перегрузками, ночные полеты, полеты в сложных метеоусловиях и т.п.). Существенное влияние оказало также изменение организационно-штатной структуры в 1939 — 1940 гг., когда ВВС с бригадной организации были переведены на полковую и дивизионную, а тыловые части — с авиационных парков на авиационные базы.

Реорганизация тыла ВВС закрепила деление медицинской службы ВВС на две взаимосвязанные и взаимозависимые части — медицинскую службу летных и тыловых авиационных частей.

В авиационных частях и соединениях медицинская служба была представлена авиационными врачами и фельдшерами. Основной задачей её является динамический медицинский контроль за здоровьем летного состава, условиями труда и быта, решение экспертных вопросов — годности к летной работе.

Медицинская служба тыловых авиационных частей состояла из амбулатории, войскового лазарета и аэродромных пунктов (постов) медицинской помощи (развертываемых в период полетов). Она предназначалась для проведения лечебно-профилактических, санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий в авиационных частях и соединениях, базирующихся на данную тыловую часть, для чего использовались также силы и средства медицинской службы общевойсковых армий. [141]

Руководство Военно-санитарного управления Красной Армии рассматривало медицинскую службу ВВС как одно из звеньев медицинской службы сухопутных войск. Поэтому практическое руководство деятельностью войскового звена медслужбы ВВС было возложено на начальника санитарной службы общевойсковой армии (фронта). Самостоятельность в принятии решений и их реализации врачам авиационных частей допускалась лишь только по вопросам авиационной медицины (медицинский контроль за здоровьем летного состава и врачебно-летной экспертизе). В этом сказалась недооценка руководством Центрального аппарата медицинской службы Красной Армии коренных изменений в организации и боевом применении авиации и связанных с этим особенностей медицинского обеспечения летного состава, других авиационных специалистов, а также опыта такого обеспечения во время вооруженных конфликтов с Японией, советско-финляндской войны и войны в Испании.

Неоднократная реорганизация центральных органов медицинской службы ВВС в 1938 — 1941 годах не способствовала своевременному решению организационных проблем медицинского обеспечения авиации, возникших в связи с бурным развитием военной авиации, таких, как: научно обоснованная разработка организационных принципов медицинской службы ВВС; организация медицинского обеспечения авиационных частей в военное время, включая лечебно-эвакуационное обеспечение; подготовка кадров авиационных врачей, знающих особенности профессионального труда летного состава и экспертную оценку здоровья летчиков; организация взаимодействия с медицинской службой сухопутных войск.

Анализ практической деятельности медицинской службы авиационных частей в ходе боевых действий с убедительностью показал необходимость иметь в составе авиационно-технических частей собственные силы и средства для лечебно-эвакуационного обеспечения личного состава ВВС. Он позволил также выявить несоответствие структуры авиационного тыла стоящим перед ним задачам по материально-техническому, аэродромному и медицинскому обеспечению авиационных частей. Авиационные базы оказались громоздкими и малоподвижными формированиями авиационного тыла, сковывающими организацию и ведение аэродромного маневра в ходе операции. Требовалось дальнейшее совершенствование структуры авиационного тыла и медицинской службы войскового звена ВВС.

В первой половине 1941 г., незадолго до начала Великой Отечественной войны, началась новая реорганизация авиационного тыла, разработанная с учетом современных требований, предъявляемых к Военно-воздушным силам. Вместо авиационных баз стали создаваться батальоны аэродромного обслуживания (БАО). Они организационно включались в состав районов авиационного базирования (РАБ). Каждый из БАО предназначался для материально-технического, аэродромного [142] и медицинского обеспечения одного авиационного полка. РАБ представлял собой авиационно-техническое соединение, призванное обеспечивать боевую деятельность двух-трех авиационных дивизий.

По состоянию на 1 января 1941 г. согласно новому штатному расписанию медицинская служба БАО включала: амбулаторию, лазарет на 20 коек, два пункта медицинской помощи. Во главе ее состоял старший врач батальона. В амбулатории работали: врач-специалист, два фельдшера, начальник аптеки, медицинская сестра и санитар. Лазарет возглавлял начальник лазарета. Ему были подчинены начальник хозчасти, старшая медицинская сестра, три медицинских сестры, три санитара, повар, старший повар, шофер санитарной машины и один красноармеец для выполнения хозяйственных работ. Штаты пунктов медицинской помощи были небольшими: два фельдшера, два санитарных инструктора и два шофера. Медицинскую службу БАО обеспечивали три автомобиля (санитарных).

В стадии реорганизации штатной структуры медицинская служба Военно-воздушных сил вступила в Великую Отечественную войну. Первые дни войны явились трудным испытанием для медицинских работников авиационных частей и соединений. Внезапные удары авиации противника по нашим приграничным аэродромам заставили их буквально в первые минуты войны включаться в боевую работу, организуя и проводя оказание медицинской помощи раненым во время налетов, лечение легкораненых в войсковых лазаретах, эвакуацию в лечебные учреждения сухопутных войск пострадавших, нуждающихся в срочной квалифицированной и специализированной медицинской помощи.

В этих тяжелейших условиях медицинский персонал проявлял высокий гуманизм и мужество. Так, например в июле 1941 года противник нанес массированный бомбовый удар по одному из аэродромов. Фельдшер Рыбчинский, дежуривший на аэродроме, под разрывами бомб оказывал медицинскую помощь раненым. Был ранен сам, но не ушел с поля боя, пока не доставил всах раненых в лазарет БАО, где потерял сознание. Врачи обнаружили у него рваную осколочную рану стопы, сопровождавшуюся кровотечением. За мужество и проявленную стойкость при оказании помощи раненым Рыбчинский был награжден медалью "За боевые заслуги".

В августе 1941 г. военврач 2 ранга Валюженич руководил эвакуацией раненых. В это время противник начал бомбить аэродром. Несмотря на полученное ранение, он не только не покинул боевой пост, но и сумел предотвратить взрыв машины, засыпав бензобак песком. За проявленную отвагу, умелое медицинское обеспечение Валюженич был награжден орденом Красного Знамени.

На повестку дня встали вопросы медицинского обеспечения боевых вылетов: организация режима боевой работы, отдыха и питания летного состава. В то же время медицинская служба ВВС в начале войны располагала ограниченными силами и средствами. К тому же [143] проводившееся развертывание ВВС Северо-Западного, Западного и Юго-Западного направлений требовало значительного числа врачей, особенно кадровых, для укомплектования частей и соединений по штатам военного времени.

Ожесточенный, широкомасштабный характер вооруженной борьбы потребовал формирования все новых авиационных полков и батальонов аэродромного обслуживания, в том числе и их медицинской службы. Многие врачи БАО и некоторые начальники санитарной службы РАБ, прибывшие на должности из сухопутных войск или из запаса, не всегда правильно понимали свое предназначение и задачи медицинской службы авиационно-технических частей как специфических подразделений авиационного тыла ВВС, призванных обеспечивать в медицинском отношении не только свои подразделения, но, главным образом, боевую деятельность авиационных полков.

Чтобы противостоять технически оснащенному, высокоподготовленному противнику, перехватившему инициативу в воздухе с первых дней войны, летчики действовали с огромным напряжением, в два-три раза превышали установленную норму боевых вылетов. Так, летчикам истребительной авиации приходилось выполнять по 5 — 7 боевых вылетов, находясь в воздухе по 4 — 6 часов в сутки. Летчики штурмовой и бомбардировочной авиации совершали по 2 — 3 боевых вылета, общей продолжительностью до 6 — 12 часов.

Непрерывная и напряженная боевая деятельность авиации предъявляла повышенные требования к физическому и психическому состоянию летного состава, что в свою очередь требовало проведения медицинского контроля за работоспособностью экипажей. И несмотря на это, летчики зачастую вылетали на выполнение боевого задания без предварительного медицинского контроля, не хватало времени не только на его проведение, но и на подготовку летчиков к полету.

Многие молодые авиационные врачи, прибывшие в авиационные части на должности старших врачей полков, не были знакомы с основами авиационной медицины и, следовательно, слабо знали методику медицинского наблюдения за летным составом и критерии допуска летчиков к полетам. По существу, большинство авиационных врачей осваивали специфику медицинского обеспечения полетов в боевых условиях повседневной деятельности.

Сложная боевая обстановка, когда все было подчинено интересам выполнения боевой задачи, не позволяла командованию снижать боевую нагрузку на летный состав. Авиационные врачи стремились, насколько это было возможно, создавать условна для послеполетного отдыха летчиков. Уже в июле 1941 г. практиковалось строительство отдельных землянок на полевых аэродромах для отдыха летного состава, находившегося в готовности № 2 к вылету. Несколько позже, на Северо-Западном и Юго-Западном направлениях, где боевая обстановка позволяла это сделать, за счет сил и средств медицинской [144] службы БАО организовывались нештатные дома отдыха (ночные санатории), в которых предоставлялась возможность летчикам, имевшим высокую боевую нагрузку, отдыхать в течение 2 — 5 суток. Однако эффективность этих нештатных профилактических учреждений не всегда была достаточной, так как они оборудовались вблизи действующих аэродромов и летный состав, естественно, не мог полностью отключиться от боевой деятельности. Нередко командование авиационных частей отзывало отдыхающих для выполнения боевых заданий.

Много сложностей возникало и с питанием летного состава. Нередко летчики получали солдатский паек. Для упорядочения этого вопроса 30 июля 1941 г. Приказом НКО СССР № 247 была введена специальная норма питания для летного состава в боевых авиационных частях.

В сложных условиях первого периода войны летчики несли значительные потери (в том числе и санитарные) не только в воздухе, но и на земле (на аэродромах). Так, в июне — июле только в ВВС Северо-Западного и Карельского фронтов они составили 368 человек. Среднесуточные санитарные потери за первые шесть месяцев войны по ВВС фронтов составили 0,1 — 0,2% от численного состава. Соотношение санитарных и безвозвратных потерь за этот же период было 1:3. Большие потери несли экипажи самолетов штурмовой и бомбардировочной авиации за счет того, что вели боевые действия зачастую без прикрытия истребителей. Имело значение и то, что использовались устаревшие самолеты (Р-5 и У-2), имевшие малую скорость и крайне слабое вооружение. Кроме того, немаловажное значение имела и недостаточная бронезащита кабин боевых самолетов.

В первый период войны еще не сложилась единая система лечебно-эвакуационного обеспечения авиационных частей, оно осуществлялось штатными силами и средствами медицинской службы БАО в соответствии со складывающейся боевой и медицинской обстановкой, а также опытом, приобретенным авиационными врачами в первые дни войны.

Для медицинского обеспечения боевых вылетов на аэродромах развертывался медицинский пост на санитарной автомашине во главе с фельдшером. Их часто называли пунктом медицинской помощи аэродрома. Медицинское имущество, состоящее на оснащении медицинского поста, позволяло фельдшеру оказывать раненым доврачебную помощь. Значение медицинских постов аэродрома возрастало в тех случаях, когда войсковые лазареты БАО находились на большом расстоянии от полевого аэродрома. Работу медицинских постов на аэродроме обычно возглавлял врач авиационного полка, реже — старший врач БАО. Они осуществляли амбулаторный прием больных, проводили при необходимости медицинские осмотры летчиков в период между вылетами на боевое задание. [145]

В войсковых лазаретах БАО оказывалась первая врачебная помощь раненым и больным, лечение легкораненых и соматических больных. Развертывались лазареты обычно в районе основного расположения личного состава полка и батальона аэродромного обслуживания.

Организация оказания первой врачебной помощи в лазаретах БАО имела исключительно важное значение. Здесь проводились такие важные мероприятия, как профилактика шока, борьба с ним и другими угрожающими жизни непосредственными последствиями ранений и заболеваний, предупреждение развития инфекции в ране, подготовка раненых к дальнейшей эвакуации.

Пункты медицинской помощи аэродрома выполняли также большой объем профилактической и лечебной работы. По существу, это был этап доврачебной помощи, на котором решались одновременно и вопросы медицинского обеспечения боевых полетов.

Характерной особенностью медицинского обеспечения боевых действий авиационных частей и соединений, осуществляемой медицинской службой ВВС с первых же дней войны, являлось участие врачей и фельдшеров в поиске и спасении летных экипажей, совершивших по различным причинам вынужденную посадку или покидание самолета с парашютом вне пределов своего аэродрома. В последующем было выявлено, что более 40% летчиков, пострадавших в воздушных боях и совершивших вынужденную посадку, нуждались в оказании медицинской помощи, а, следовательно, и в поиске{198}. Командование авиационных частей и авиационные врачи активно изыскивали и практически использовали в своей работе такие формы и методы поисковой работы, которые позволяли с наибольшей эффективностью решать эту проблему (создание нештатных поисковых групп с участием медицинского работника, выделение медицинских постов на радиостанции наведения, дежурства авиационных врачей на КП полков и др.).

Перед медицинской службой ставилась ответственная задача — летчиков, имевших ранения и травмы, не ведущие к дисквалификации, сосредоточивать в медицинских подразделениях (учреждениях) ВВС, тем самым обеспечивая быстрый возврат их в строй.

В трудных условиях первого периода войны происходило становление медицинской службы Военно-воздушных сил. Отрабатывались формы и методы медицинского контроля за состоянием здоровья летчиков в военное время, организационные принципы медицинского (лечебно-эвакуационного) обеспечения личного состава авиации в условиях боевой обстановки. Повышался уровень профессиональной подготовки работников медицинской службы. Закладывались основы будущей стройной системы медицинского обеспечения ВВС, обеспечившей в последующие годы войны возврат в строй более 70% раненых и около 90% больных от общего их числа{199}. [146]

Успехи в организации медицинского обеспечения боевой деятельности авиационных частей и соединений в годы Великой Отечественной войны были достигнуты только в результате самоотверженного труда авиационных врачей, фельдшеров, медицинских сестер и санитаров батальонов аэродромного обслуживания, авиационных полков, дивизий и армейских врачей. [147]


Дальше